Loading...
Загрузка...

Изменить размер шрифта - +
Наверху между колючими ветками осторожно передвигались мохнатики, ожидая ночи.

- Это еще что за черт?

В голосе пастора вдруг прозвучала тревога.

Перед нами за низкими деревьями зловеще темнело что-то огромное.

- Осторожно... - пробормотал я, потом прокрался вперед и отвел завесу из ползучих растений, вылив на себя душ дождевых капель.

На меня смотрел бронтомех-отшельник.

Его слабеющие чувства уловили мое присутствие, турели сенсоров слегка дернулись. Однако лазеры остались мертвы, и лишь негромкий усталый гул отметил появление живого существа.

Стекла кабины были разбиты, отсутствовали линзы оптических сенсоров, выбитые при бесчисленных столкновениях с деревьями, пока монстр пел свою безумную охоту.

Вся поверхность машины покрылась налетом красной ржавчины. В нескольких местах разошлась обшивка; ее листы отогнулись, как края рваной раны. Потерялась одна из гигантских покрышек, и, хотя за колесо еще цеплялись обрывки резины, бронтомех осел в неуклюжем реверансе, как слон, вставший на одно колено. Его изношенное сердце едва билось; он уставился в землю слепыми глазами, униженный своей механической слабостью.

Мне пришла в голову дикая мысль, что Бателли сейчас произнесет надгробное слово.

- Ну и слава Богу, - сказал он. Чем не надгробная речь? - Может быть, Уолтерсу удастся раскурочить эту машину. На берегу он нашел какие-то полезные детали.

И мы пошли дальше. Бателли - человек прагматичный, что, собственно, и требуется от пастора на молодой планете. Всякий там страх перед Неведомым вовсе не нужен колонистам, окруженным вполне реальными опасностями. "В наших краях, - говорил он как-то, - пастор должен иметь диплом психолога да практическое умение объяснять несообразности в дюжине самых популярных религий".

Теперь же он произнес:

- Надеюсь, Кев, мы увидим тебя снова.

Я возвращался на Землю. Приятно будет снова увидеть людей, оживленные города, тихие проселки. Многое нужно повидать; я многого еще не видел.

Например, я никогда не бывал в Фалькомбе, где когда-то в одной лаборатории работала красивая блондинка. Пожалуй, съезжу туда, поговорю с людьми. Терять уже нечего: все, что мог, я уже потерял...

Конечно, далековато отправляться с Аркадии на Землю только ради шанса найти любовь.

Ральф Стренг никогда не понял бы меня.

Быстрый переход
Мы в Instagram