Loading...
Изменить размер шрифта - +
Но не проглотил... Моя рука почему-то не захотела отправлять в рот маленькую белую пилюлю. Я закрыл пузырек и сунул его обратно в карман.

И Венди улыбнулась мне открытой детской улыбкой, и это была не просто улыбка, а какой-то важный сигнал.

- Может, тебе все же стоит остаться, Кев, - сказала она.

И я подумал: "А что, хорошая мысль..." Здесь, в сущности, совсем неплохо. Солнце греет, ветерок с моря освежает. Народ начал понемногу заходить в воду. В дальнем конце пляжа на утесе я заметил пасшихся аркоров и удивился, почему они не спускаются к остальным. А эти уже зашли по шею, а может, и плыли, мотая головами, когда о них фонтанчиками брызг разбивались волны, и присоединялись к рыбьим стаям, и отдавались океану...

Венди тем временем встала и взяла своими маленькими мягкими ладошками мою руку.

- Идем, Кев, - сказала она.

Я не двинулся с места.

- Идем, - повторила она. - А то останешься один.

И правда, берег уже опустел: люди забрались в воду и шли все дальше, глядя на горизонт. Пора. На берегу делать нечего. Я позволил повести себя вперед. Вода захлюпала у меня в ботинках, коснулась ледяным кольцом щиколоток.

Справа какой-то фанатик выкрикивал молитвы; я невольно пожелал, чтобы он заткнулся. Хотелось остановиться и подумать. Похоже, я давал втянуть себя в непонятную авантюру.

- Не нужно ничего понимать! - прокричала Венди, танцуя среди волн и таща меня за руку. - Просто дари! Дари!

Вокруг подхватили этот возглас.

- Дари... Дари... Дари...

Они скандировали это слово как загипнотизированные, в ритме накатывающихся волн, одна из которых поднялась выше моих колен, а следующая достала до пояса.

Впереди раздался крик.

Поднимая красные брызги, среди пенящихся волн металась женщина, боровшаяся с какой-то черной тварью, вцепившейся ей в правую грудь. Кинувшийся на помощь мужчина в яростной схватке быстро скрылся под водой.

- Что за черт? - воскликнул человек впереди меня. - Что мы вообще здесь делаем? - Он обернулся ко мне - плотный мужчина в мокрой темной куртке, с широко открытыми глазами и перекошенным ртом. - Боже! - завопил он и заспешил ко мне, колотя по воде руками.

Вдруг он остановился, пошатнулся, и на лице его отразился новый ужас. Бедняга начал дергаться, брыкаться, но что-то держало его и не отпускало. Вода вокруг стремительно багровела, а он, не переставая, визжал на самой высокой ноте и все крутился и дергался с поднятыми руками, как человек, отбивающийся от собаки.

Венди перестала тащить меня и заплакала.

Повсюду сновали черные серповидные плавники, а люди уходили под воду, крича и вырываясь. Забыв обо всем на свете, я бросился к берегу, высоко поднимая ноги и громко шлепая по воде. Один раз я угодил в яму, споткнулся, упал и, готов поклясться, кричал под водой, пока наконец не поднялся и не рванулся вперед, а потом рухнул, почувствовав под собой сухой песок.

Не скоро смог я поднять голову и посмотреть через плечо на море.

Там уже никого не осталось...

Как-то вечером, несколько дней спустя, я сидел на парапете набережной с одной девушкой. Вообще-то тогда возникало много таких вот случайных знакомств посреди всеобщей растерянности, когда привычный уклад рухнул и людям пришлось заново искать место в жизни.

- Пятьдесят лет! - говорила девушка. - Пятьдесят лет они знали, что это должно случиться, и никто ничего не делал. Сволочи...

Все шесть аркадийских лун сияли на небе, и было светло почти как днем, так что мы очень хорошо видели бесформенный предмет, плававший в глубине неподалеку от нас. За спиной стояли сожженные пустые коробки домов. Едкий дым пожарищ смешивался со смрадом смерти.

Перед нами лежала местная гавань - небольшой прямоугольный, с довольно узким входом. На поверхности воды бросался в глаза необычный рисунок: от нескольких точек по периметру гавани шли извилистые светящиеся дорожки, похожие на змеек в лучах заходящего солнца.

Быстрый переход