Изменить размер шрифта - +

– Молли, пожалуйста, скажи, Трент мой сын? – мягко произнес Уорс. – Но даже если нет, это не имеет значения. Я не смогу больше прожить без тебя ни дня.

– Да, он твой сын, – сказала она, глядя ему в глаза.

Он покачнулся на каблуках, и Молли инстинктивно протянула руку.

– Уорс…

Уорс поймал ее руку.

– Он правда мой? – Его глаза блестели от слез.

– Да, да, да!

– О боже, Молли, я не могу в это поверить.

– Ты, должно быть, ненавидишь меня за то, что я ничего тебе не сказала…

– Я никогда не смог бы тебя возненавидеть, – неистово возразил он. – Я слишком сильно тебя люблю. Ты единственная женщина, которую когда-либо я любил.

– А ты единственный мужчина, которого я когда-либо любила, – искренне ответила она..

– Молли… – Уорс заключил ее в объятия и долго не отпускал. Затем, глядя ей в глаза, произнес: – Я люблю тебя. Хочу тебя. Ты нужна мне. Я больше никогда тебя не отпущу.

В доказательство этого он поцеловал ее так крепко, что биения их сердец слились в унисон. Они вновь стали единым целым.

 

Год спустя

 

– Итак, как прошел ваш день, миссис Кавано? – спросил Уорс у своей жены, входя в их общую спальню.

– Хорошо, мистер Кавано, а ваш?

– Работал не покладая рук.

– Это хорошо, правда?

– Да, моя драгоценная.

Какое-то мгновение Молли молчала, упиваясь счастьем, которое не покидало их с того дня, когда им обоим открылась правда о прошлом. Трент еще не знал, что Уорс – его родной отец, но пока это не имело значения.

Когда они сказали ему, что любят друг друга и собираются пожениться, Трент спросил Уорса, может ли он называть его папой. Воспоминания об этом до сих пор вызывали у нее слезы умиления. Она приготовила в тот день особый ужин – со свечами, цветами, тушеным мясом, тортом со взбитыми сливками и вином. Закончив есть, они прошли в гостиную, где Уорс взял Трента за руку и усадил себе на колени.

– Нам с твоей мамой нужно кое-что тебе сказать, – с улыбкой произнес он.

– Что? – спросил Трент, неуверенно оглянувшись на нее.

– Все хорошо, мой сладкий, – подмигнула Молли сыну.

– Ты хотел бы жить здесь всегда? – спросил его Уорс.

– Вот здорово! – Трент снова посмотрел на мать. – Та улыбнулась.

– Я тоже так считаю.

– Мы с твоей мамой любим друг друга и собираемся пожениться.

Трент поморщился.

– Это означает, что ты все время будешь целовать маму?

Оба взрослых не удержались от смеха.

– Боюсь, что так, – признался Уорс.

– Я не против. – Трент наклонил голову набок, словно обдумывая что-то. – Значит, ты будешь моим папой?

– Получается, что так.

На мгновение мальчик замолчал, и Молли с Уорсом затаили дыхание.

– Могу я называть тебя папой?

– Я был бы очень этому рад, – глубоко тронутый, ответил Уорс.

На лице Трента появилась улыбка.

– Здорово. Теперь я буду как все мои друзья. У них у всех есть папы.

Уорс крепко прижал к себе Трента, и Молли заметила слезы в глазах любимого мужчины.

Через несколько дней они поженились и стали одной семьей…

За прошедший год Максин полностью выздоровела. Хотя она настаивала на том, чтобы продолжать работать экономкой, Уорс отказал ей в этом, заявив, что пришла пора получать удовольствие от жизни и заниматься воспитанием внука.

Быстрый переход