Изменить размер шрифта - +

Она внимательно смотрела на него своими жесткими серыми глазами.

- Ты в этом уверен?

- По-моему, Ганс прав, - сказал Баттеруорт, оттолкнувшись от пульта и встав.

Казалось, он не разделял напряженности, возникшей между Розалиндой и Фоссом. Он был дзен-буддистом и проповедовал фатализм - хоть и на свой манер. Однако Розалинда чувствовала, что он стремится к цели так же, как и она сама. Хотелось бы ей, чтобы он держался более открыто - тогда им было бы легче управлять.

- Так в чем же дело? - спросила она. - Мы три недели истратили только на поиски причины сбоев. Я хочу знать, что не в порядке.

Он, пожав плечами, отвернулся.

- Хочешь снова разбирать все по винтику - так вперед.

Только теперь Розалинда осознала: сейчас ночь, и очень легко, вместо того, чтоб заниматься делом, просто-напросто перегрызться между собой. Она постаралась унять раздражение.

- Верно ли, что вы оба все еще убеждены, что огрех - в программном обеспечении исследования слоев?

- Ну да, - кивнул Баттеруорт.

- Джереми эти программы проверил до последней строки. Сделал симуляторы, прогнал на... - Она остановилась, видя, что он не меняет своего мнения. - Хорошо. Возможно, тебе следует подняться наверх и попросить Джереми проверить все еще раз.

Баттеруорт покачал головой.

- Поздновато, однако...

По опыту Розалинда знала: чем агрессивнее себя вести, тем крепче он упрется на своем.

- Майкл, - переключилась она на мягкий, увещевающий тон, - мы уже столько вложили в это...

Баттеруорт обошел "крэй", методически очистил ОЗУ и принялся отключать систему.

- Он устал, - сказал Фосс. - Вы же знаете, с уолдо работать нелегко... Вообще, всем нам неплохо бы отдохнуть. Даже вам, наверное.

Его тактичность раздражала куда сильнее отчужденности Баттеруорта. Сейчас, в свете непослушания оборудования, раздражения не унять было ничем. Все существо Розалинды прямо-таки вопило: "Ну почему-у оно не работает?!"

Покончив с "крэем", Баттеруорт пробрался через сплетение кабелей и начал отключать сервосистемы под резервуаром. Тихий жалобный вой моторов смолк, отрывисто кашлянул вакуумный насос, и установилась тишина.

- Ты же знаешь, вопрос лишь во времени, - коротко сказал он. - Мы получили несколько превосходных прогонов на животных, мы выверили нашу модель и знаем, что она должна работать. Осталось только вытрясти еще парочку огрехов, и тогда...

Взгляд его был устремлен в какие-то небывалые дали, словно он уже видел тот мир, в который обещает распахнуть двери "Лайфскан".

Розалинде наконец-то удалось подавить раздражение.

- Ладно, я сама поднимусь к Джереми и скажу, что вы полагаете, будто дело - в программном обеспечении.

Она отключила от сети свой РРВ и сунула его в карман халата.

- До завтра. - Она одарила обоих ослепительной, хотя и напряженной, улыбкой. - Спокойной ночи.

ПРОГРАММ-МИР

В здании, за поздним временем, было тихо. Порой здесь можно было встретить охранника, проверяющего каждый кабинет и лабораторию, заглядывающего внутрь сквозь армированное стекло окошек, прорезанных в серой стали дверей, но сегодня коридоры были полностью в ее распоряжении. Каблучки ее громко цокали по полу на фоне мертвой тишины.

Она прошла первый пролет лестницы, ведущей на второй этаж, и остановилась вцепившись в перила и невольно вскрикнув от боли, пронзившей вдруг ноги, охватившей бедра и поясницу. Прислонившись к стене, она закрыла глаза. Боль терзала так, что даже думать было больно.

Это называлось "системной красной волчанкой", с пониманием же причин болезни было гораздо сложнее. Аутоиммунное заболевание, заканчивающееся, как правило, отказом почек. Кроме этого, оно могло сопровождаться тяжелой формой ревматоидного артрита. Диагноз ей поставили более десяти лет назад и тогда же предупредили, что средняя продолжительность жизни после такого диагноза - десять лет.

Быстрый переход
Мы в Instagram