Loading...
Изменить размер шрифта - +
 – Пару раз даже топором вырубать пришлось. Да еще всю полировку на шлеме об их штукатурку испоганил…

– Топором?! Потолок?! – ужаснулся Иван. – Это ж сколько хозяину заплатить придется?!

Олаф задумался.

– Да ладно, – в конце концов он махнул огромной, как сковородка, лапой, едва не снеся с прикроватной тумбочки светильник. – Вечером снова наточу. А шлем отполирую. Не нужны мне его деньги. Пусть лучше заново свой потолок покрасит. И кровать новую купит. Подлиньше. И стул. Покрепче. Ну, и стол заодно… и посуду там всякую, лампу тоже…

Сенька фыркнула в кулак.

– Ну ты, друг, как гиппопотам…

– Как гипо… по… где?

– Сеня сравнила тебя с бегемотом. По научному – гиппопотамом. Это такой большой узамбарский зверь. Очень тяжелый и сильный. И… ломает всё.

Олаф смутился и принялся яростно оправдываться – словно от гиппопотама отбиваться:

– А какой дурак под локти нормальным людям подставляет всё, что бьется с первого удара? И ножки кто у стульев делает, словно из спичек? И кровати – как на кукол, ноги не вытянуть, чтобы чего не своротить!.. И…

– Они не ожидали твоего приезда, – тактично предположил Иван.

Лицо конунга просветлело.

– Так в следующий раз им заранее сообщать надо, значит!

– Чтобы успели заколотить гостиницу и сбежать подальше, – ухмыльнувшись, царевна закончила идею приятеля.

– Кхм, – поспешно отвернулся к окошку Иван.

– Кстати, надолго зарядило-то, не знаете? – отряг, смешавшийся на почве конфликтующих эмоций, элегантно перешел к нейтральной теме.

– Дня на три – минимум, – с мрачным удовлетворением повторил с каминной полки ковер первый вариант своего прогноза.

– Зря мы тем мухоморщикам бывшим парус отдали, – расстроенно поджала губы царевна и выглянула в окно. – Сейчас бы накрыть Масдая ой как пригодился… Не панацея, естественно, но хоть от постоялого двора к постоялому двору короткими перелетами смогли бы добираться… наверное.

– Но должны же они были как-то до дома доплыть, Сеня, – с укоризной напомнил муж. – У них ведь даже весел не осталось!

– Руками бы догребли, – недовольно пробурчала Серафима: старые обиды уходят неохотно.

– Сень, но ты ведь так на самом деле не думаешь…

– Думать я про них еще буду!.. – фыркнула она по инерции но, вспомнив о вечном мире и коммерции, обещанных Лесогорью молодым конунгом, великодушно успокоилась. – Адалет уже встал? Олаф, не видел?

– Встал, и уже знает, что нужно делать, чтобы продолжить путь без задержки! – раздался бодрый голос старичка из-за необъятной спины отряга.

– Вы сможете разогнать тучи? – оживился северянин.

– Остановить дождь? – с благоговением предположил Иван.

– Узнать, где подешевле купить коней? – недоверчиво прищурилась царевна.

– Оставь такую ерунду непосвященным в древние таинства магии, девица Серафима, – снисходительно фыркнул чародей. – И вмешиваться в деяния природы нам тоже нужды нет, молодые люди. Ведь мне известно средство получше…

Средством получше оказалось одно старое, но простое заклинание. Пять минут усердных пассов и вдохновенного бормотания – и маг-хранитель самодовольно выпрямился во все доступные ему метр шестьдесят и окинул гордым взором застывшую в почтительном внимании аудиторию.

– Воды! – скомандовал за плечо волшебник, буравя горящим взглядом из-под кустистых бровей нервно подрагивающего кистями Масдая.

Быстрый переход