Loading...
Изменить размер шрифта - +

– Воды! – скомандовал за плечо волшебник, буравя горящим взглядом из-под кустистых бровей нервно подрагивающего кистями Масдая.

– Зачем? – не понял Олаф.

– Проведем демонстрацию гидрофобного эффекта, – милостиво снизошел до объяснений маг.

Уразумев из всего сказанного только первое слово, отряг тем не менее послушно протянул старику полный кувшин воды, предназначенной для утреннего омовения супружеской пары.

– Столько хватит?

– Столько лишне!!! – осознав, чтО собирается делать Адалет, в панике возопил ковер. – Прекратите немедленно!!! Я требую!!! Я прика…

Но было поздно.

Торжествующе улыбаясь, чародей медленно вылил на застывшего от ужаса Масдая все два литра с половиною.

Ковер ахнул, зрители охнули…

Вода, собравшись в плоский толстый блин на поверхности вставших дыбом щетинок, постояла на месте с пару секунд, дрожа, и вдруг, будто надумав что-то, быстро и разом стекла вся на пол и юркнула в щели под доски.

– Сухой… – Сенька недоверчиво потрогала дрожащую от пережитого потрясения спину ковра, потерла палец о палец и поднесла к глазам. – Как только что с печки слез!..

– Ну а я что говорил! – усмехнулся Адалет, победно складывая короткие ручки на пухлой груди. – Кренделяция Шмонделя, пропорция четыре на два! И да устыдятся маловерные!

Признавая полное и безоговорочное поражение, Серафима развела руками.

– Устыдились.

– Ну, что? Собираемся? – деловито повернулся к выходу отряг.

– Вперед! – бодро возглавил процессию старичок.

– Только я одного не поняла, – задумчиво проговорила царевна вослед бодро удаляющимся по коридору спинам. – На нас он тоже шменделяцию Кренделя наложит, или всё-таки стоит разориться на плащи?

– Кренделяцию Шмонделя, – дотошно поправил Иван.

– Да какая в крендель разница!..

Лицо супруга задумчиво вытянулось.

– Наверное, есть… И вообще: тронемся в путь – станет видно. Адалет – великий маг! – оптимистично закончил лукоморец и принялся проворно упаковывать в вещмешок извлеченные на ночь пожитки.

После первых пяти минут пути всё стало действительно видно. И даже виднее, чем всей честной компании того хотелось бы.

Первым тревогу поднял Масдай.

– А вам не кажется, уважаемый маг, что заклинание ваше то ли поизносилось, то ли прохудилось? – нервно подрагивая ворсинками, брюзгливо поинтересовался шершавый шерстяной голос.

– В смысле? – снисходительно фыркнул из-под капюшона нового плаща Адалет: к разочарованию путников, гидрофобность на одушевленных существ наложению не подлежала.

– В смысле, вода на меня льет, как из ведра, вот в каком смысле! – огрызнулся ковер.

– Ну естественно, – важно подтвердил старик. – Льет. На то он и ливень. Только вода эта на тебе не задерживается. Как в гостинице.

– В гостинице не задерживалась, – терпеливо согласился Масдай. – А сейчас задерживается, скапливается и даже, по-моему, размножается.

– Не может быть, – сказал, как отрезал волшебник и высокомерно оттопырил нижнюю губу. – Это тебе кажется. Автоиндуцированная гидрофобия. В сопровождении параноидального синдрома.

– Значит, фобия? – переспросил ковер.

– Да.

– В сопровождении синдрома?

– Именно, – авторитетно кивнул старичок. – Так что, успокойся и…

– Успокоиться?!.

Быстрый переход