Loading...
Изменить размер шрифта - +

     Миша  рассмеялся,  когда Протчев схватил японца за  ногу  и  тот  начал
комично дрыгать второй ногой, чтобы тяжелой подошвой сбить руку Протчева. Но
водолазный костюм смягчал удары,  и  Протчев крепко держал японца,  медленно
поднимаясь вместе с ним.
     Одновременно Миша заметил,  что Протчев перестал "травить воздух",  над
шлемом не появлялись пузырьки воздуха. Зачем Протчев это сделал? Неужели он,
увлекшись борьбой,  перестал нажимать головой на  воздушный клапан?  Рубашка
Протчева  раздулась.  А,  вот  оно  что!  Протчев  сделал  предохранительную
воздушную прослойку.  Удары свинцового ботинка теперь не могли ему повредить
- при каждом ударе нога японца отскакивала от раздутой рубашки Протчева, как
от мяча.
     Японец,  очевидно, хотел быстрее подняться - удрать от этой неожиданной
дуэли на дне океана.  Но хотя здесь было сравнительно неглубоко,  Миша знал,
что быстрый подъем опасен для здоровья.  Впрочем,  наверху,  возможно,  и не
ожидали, что положение японца столь серьезно.
     - Нет,  погоди, друг, я хочу познакомиться с тобой поближе! - продолжал
Протчев.  И откуда взялись слова у этого всегда молчаливого человека?  Может
быть,  он  на  дне становился разговорчивым?  Гинзбург не вмешивался в  этот
монолог. Он и так видел, что делается.
     Протчев начал "травить" лишний воздух, чтобы его не выбросило наверх, и
быстро "отощал".  Он  уже  поднялся на  один  уровень с  японцем,  и  теперь
свинцовые подошвы противника не угрожали ему.
     - Я отнял у тебя на память об этой встрече ножницы, теперь нож твой мне
полюбился,  -  продолжал Протчев.  Японец остервенело замахал ножом.  Каждый
удар  мог  оказаться  смертельным  для  Протчева:  стоило  только  чуть-чуть
зацепить водолазный костюм,  и  в  него  прошла бы  вода.  Но  Протчев смело
продвигался вперед,  подставляя под  удары японца свой  шлем.  Лишь бы  рука
японца не добралась до шланга,  нагнетающего воздух! Протчев выбрал момент и
отвел в сторону шланг и трос.
     Миша был захвачен этой борьбой.  Он  стремился не  пропустить ни одного
движения.
     - Папа, иди сюда быстрее! - крикнул он так громко, что Николай Петрович
тотчас же проснулся и прибежал в кабинет.
     - Смотри!
     Миша проследил за рукой Протчева,  когда тот отодвигал шланг.  Вдруг он
увидел за  рукой Протчева туманный свет.  Очевидно,  луч фонаря отразился от
чего-то  блестящего.  Но  что бы это могло быть?  Пятно темноватого света за
спиной Протчева пропало.  Едва Миша успел взглянуть на  борющихся,  как  это
туманное пятно ярко вспыхнуло и превратилось в голову акулы.
     - Акула!  Акула за спиной Протчева! - крикнул Миша, даже не сообразив в
этот  момент,  что  Протчев услышит крик.  И  Миша был  чрезвычайно удивлен,
увидев,  как Протчев повернулся всем телом.  Теперь акула находилась всего в
метре от  Протчева.  Она уже перевернулась на  спину,  как всегда,  раскрыла
широкую, вооруженную острыми зубами пасть.
Быстрый переход