Loading...
Изменить размер шрифта - +

Каждый план должен быть индивидуальным.
     - Мой багаж! - тяжело вздохнул Вильямс.
     Джаз безумствовал. Молодые пары танцевали на середине палубы. Слышались
смех,  веселые восклицания.  Избранники судьбы  тешились опьяняющими звуками
джаза, радостным днем, лазурью и чистым воздухом океана.
     И  вдруг  короткий  толчок.  Упал  один  из  танцующих молодых  парней.
Послышался смех.
     - Землетрясение... Водотрясение...
     - Господи,  что такое?  -  скороговоркой вымолвил Вильямс. Он мгновенно
побледнел.  -  Не  вы  ли накаркали?  -  Вильямс злобно взглянул на Хургеса,
спокойно курившего сигару.
     Пароход по-прежнему рассекал воды океана.  Снова начались танцы, однако
кое-кто отправился узнать, что случилось.
     - "Внимание!  Внимание!  - неожиданно раздалось из громкоговорителей на
палубах,  этажах,  в коридорах,  каютах.  -  Случилась небольшая авария.  Ни
малейшей опасности для судна.  Просим не  волноваться.  Вторая смена экипажа
должна немедленно выйти на работу".
     - Что случилось? - послышалось отовсюду.
     Никто не мог ответить. Джаз гремел по-прежнему, но танцы расстроились.
     Кресло Вильямса дернуло с такой силой,  что он, боясь упасть, ухватился
за кресло Хургеса.  Многие пассажиры упали.  Закричала перепуганная женщина.
Ее истерический крик подхватили другие.
     - "Аврал!  -  снова разнесся голос из репродуктора. - Авария, но ничего
серьезного.   Пассажирам   рекомендуется   сохранять   полное   спокойствие.
Разойдитесь по каютам".
     Вильямс  почти  выпрыгнул из  кресла  и,  взволнованный,  забегал перед
Хургесом.
     - Дело принимает серьезный оборот,  черт побери!  Как вы предполагаете,
мы не утонем?
     Хургес снова пожал плечами.
     - "Левиафан" имеет  перегородки,  -  ответил  он.  -  Если  он  получил
пробоину,  то  вода не  пройдет дальше первой перегородки.  К  тому же мы на
одной из "людных" морских дорог:  Буэнос-Айрес -  Лондон. "Левиафан" вызовет
по радио помощь. И все же надо быть готовыми ко всему.
     Пароход резко убавил ход. Корма заметно опустилась. На судне начиналась
паника.
     - Дон Хургес,  мы тонем!  Тонем!  -  почти кричал Вильямс.  - Надо быть
готовыми ко всему...  Ваш план,  дон Хургес?!  Я не хочу умирать! И я... Мой
багаж...   моя  жизнь...   Эквадор.  Двадцать  два  года  лишений,  труда...
Бочонки... Шлюпки... Потонуть... и когда - не в бурю, при солнце... Штиль...
Мираж... Страшный сон... Кошмар!
     - Пассажирам  предлагается  надеть  спасательные  пояса,  -  прогремела
команда.
     - Боже мой! Боже мой, не оставь меня! - закричал Вильямс и, схватившись
за голову, побежал.
     Хургес  не  спеша  двинулся к  каюте,  вынул  из  чемодана пластинку из
темного металла с цепочкой и замком на ней,  бутылку с герметической крышкой
и пошел на нос корабля.
Быстрый переход