Loading...
Изменить размер шрифта - +

     - Дон Хургес,  вы здесь?  Я ищу вас по всему пароходу,  -  окликнул его
Вильямс.  На нем уже был спасательный пояс.  -  А почему вы без пояса? Разве
это не входит в ваш план?
     - Не входит,  -  ответил Хургес.  -  Мой друг, бывалый капитан, говорил
мне,  что  он  против  спасательных  поясов:  они  лишь  удлиняют  страдания
тонущих... Впрочем, это касалось холодных морей. Что же все-таки случилось с
"Левиафаном"?
     - Никто ничего не знает.  Даже сам капитан,  если только он не скрывает
причин...
     "Левиафан" был обречен,  в  этом не оставалось сомнений.  Корму накрыла
вода.  Прозвучал приказ: спускать шлюпки. Началась паническая беготня. Возле
шлюпок  завязалась звериная битва  за  существование.  Хургес оказался прав:
шлюпок не хватало.
     - Почему вы не спешите к шлюпкам? - спросил Хургес.
     - Потому,  что  я  успел наметить свой план и  даже осуществить его,  -
ответил Вильямс.  Усмешка мелькнула на  его  побледневшем лице.  -  Лишь  бы
только они не  опоздали...  О,  золото царит над человеком,  пока он жив.  Я
пообещал матросам бочонок...  А  может быть,  все обойдется.  Радист передал
сигнал бедствия,  и говорят,  что к нам уже спешат на помощь два парохода...
Вот они... Вот.
     - Пароходы?
     - Да нет.
     Хургес увидал матросов, которые тащили бочонки, продираясь сквозь толпу
к шлюпке, висевшей на носу.
     - Садитесь быстрее в шлюпку! - крикнул Вильямс.
     - Я еще не выполнил свой план,  -  ответил Хургес.  Он продел цепочку в
звено  якорной  цепи,  щелкнул  замком,  прикрепил металлическую пластинку к
цепи.  Потом быстро написал записку,  сунул ее  в  бутылку,  плотно приладил
герметическую крышку. На удивленные взгляды Вильямса он кратко ответил:
     - Это мой багаж. Итог моей жизни.
     Матросы отшвыривали пассажиров и грузили в шлюпку бочонки.
     - Перегрузка, - покачал головой Хургес, глядя на тяжелые бочонки.
     - Не могу же я их оставить, - сказал Вильямс.
     Шлюпку спустили на воду.  Десять матросов,  Хургес,  Вильямс, бочонки с
золотом,  сухари, бочка воды... Шлюпка была перегружена и осела до бортов. А
за борта цеплялись утопающие.  Матросы безжалостно били их по рукам веслами,
ножами и кулаками.
     - Успеть быстрее отъехать от  тонущего парохода!..  -  бормотал Вильямс
трясущимися бескровными губами.
     Шлюпка не  успела отплыть и  двадцати метров,  как пароход,  став носом
кверху,  пошел  ко  дну.  Над  местом гибели вздыбился огромный столб  воды,
тяжело осел и хлынул бешеным валом. Вал ринулся на шлюпку.
     - Конец! - взвизгнул Вильямс.
     - Всякий  конец  может  быть  и  началом,  -  спокойно ответил Хургес и
швырнул бутылку в воду. Это были его последние слова.
     Вода  накрыла шлюпку,  заглушила последние крики  утопающих.
Быстрый переход