Изменить размер шрифта - +
Это были его последние слова.
     Вода  накрыла шлюпку,  заглушила последние крики  утопающих.  Через два
часа на место катастрофы прибыл первый пароход, принявший сигналы бедствия.


ЗА МОРСКИМ ОКУНЕМ

     На длинном столе -  черный шар диаметром в полтора метра.  Один бок его
срезан.  Широкое окно выходит на Кольский залив. Там виднеются мачты и трубы
траулеров рыбного треста.  Однако  в  окно  никто  не  смотрит.  Взоры  всех
устремлены на черный шар. Двенадцать комсомольцев, членов кружка по изучению
радиотехники, тесным кольцом обступили стол. Большинство - студенты морского
техникума, часть - радисты с траулеров.
     Мотя Гинзбург,  конструктор, изобретатель и руководитель кружка, радист
траулера "Серго  Орджоникидзе",  похлопывая ладонью по  черной металлической
поверхности шара, спросил с усмешкой на умном худощавом лице:
     - Вы видите глазное яблоко...
     Кружковцы засмеялись:
     - Хорошенькое яблоко!
     - Какой же должна быть орбита, чтобы вместить такое яблоко!
     - Орбитой будет море.  Довольно?  -  спросил Мотя.  -  Это радиоглаз, с
помощью которого мы увидим, что творится в глубинах моря.
     - Телевизор! - вскричал один из стоявших возле стола.
     В  сущности говоря,  Мотя  не  изобрел ничего  или  почти  ничего.  Ему
случалось   видеть   фотографии   американских   и   немецких   телевизоров,
приспособленных  для  наблюдений  на  морской  глубине.   Правда,  это  были
фотографии. Но принцип работы телевизора известен. Оставалось самостоятельно
продумать кое-какие конструктивные особенности подводного телевизора. И Мотя
как будто бы  удачно справился с  этим:  маленький опытный телевизор работал
исправно.  Почему бы не работать и этому, большому? Он почти готов. Вставить
в круглое отверстие объектив,  возле него -  лампы прожекторов, и все. Одним
словом, часа два монтажных работ, и телевизор можно опускать в воду.
     - Чтобы взглянуть,  что делается на  дне моря?  -  спросил первокурсник
морского техникума.
     - Именно.   Взглянуть,   как  поживают  морские  крабы,   -  подхватил,
снисходительно улыбаясь, его сосед, который считал себя человеком бывалым.
     - Что ж, и это интересно, - серьезно ответил Гинзбург.
     - Будем ловить морских окуней?
     - Да,  да.  Сегодня -  первая проба.  Траулер уходит в час ноль-ноль. К
этому времени мы успеем закончить,  -  ответил Гинзбург и приказал:  - А ну,
хлопцы, за работу!
     Слушатели ушли,  а  пять человек,  во  главе с  Гинзбургом,  остались и
приступили к делу.
     - А  знаете,  кто будет с  нами на пробном лове?  -  спросил Мотя своих
товарищей.  -  Бласко Азорес, испанский коммунист, корреспондент. Он недавно
приехал к нам, чтобы осмотреть новый Мурманск.


     Азорес вышел из  гостиницы треста в  полночь и  направился по  спуску к
траловой  базе.
Быстрый переход
Мы в Instagram