Изменить размер шрифта - +
 – Убью гадов.

– Значит, взрослые совсем не собираются возвращаться? – сказала Лира.

– Да нет, вернутся через несколько дней. Когда Призраки уйдут куда‑нибудь еще. Нам нравится, когда приходят Призраки: можно бегать по всему городу, залезать куда хочешь, и никто ничего не скажет.

– Но почему взрослые боятся Призраков? Что они могут им сделать? – спросил Уилл.

– Ну… если Призрак поймает взрослого, на это страшно смотреть. Он высасывает из него жизнь прямо на месте, поняли? Я не хочу стать взрослой, нет уж, спасибо. Сначала они замечают, что с ними делается, и пугаются, кричат и кричат, а после смотрят куда‑то далеко, как будто ничего не происходит, но это неправда. Уже слишком поздно. И никто к ним не приближается, они сами по себе. Потом они бледнеют и перестают двигаться. Они еще живые, но внутри у них как будто все съедено. Смотришь им в глаза и видишь стенку затылка. Там пусто, понятно?

Девочка повернулась к брату и вытерла ему нос рукавом его же рубашки.

– Мы с Паоло пойдем искать мороженое, – сказала она. – Хотите, пошли с нами.

– Нет, – ответил Уилл. – Нам надо кое‑что сделать.

– Ну, тогда пока, – сказала она, а Паоло воскликнул:

– Убей Призрака!

– Пока, – сказала Лира.

Как только Анжелика с малышом исчезли, Пантелеймон вылез из Лириного кармана. Шерсть на его мышиной головке была взъерошена, глазки сверкали.

– Они не знают об окне, которое ты нашел, – обратился он к Уиллу.

Уилл впервые услышал голос деймона, и это поразило его едва ли не больше всего, что случилось с ним до сих пор. Лира рассмеялась при виде его изумления.

– Он… он сказал… разве деймоны говорят? – пробормотал мальчик.

– Конечно! А ты думал, он что – вроде домашней зверюшки?

Уилл потер ладонью лоб и сморгнул. Потом покачал головой.

– Да, – сказал он Пантелеймону. – Наверно, ты прав. Они про него не знают.

– Поэтому нам надо пользоваться им осторожней, – заметил деймон.

Разговаривать с мышонком казалось Уиллу странным только в первые мгновения. Потом это стало так же естественно, как говорить в телефонную трубку, потому что на самом деле он говорил с Лирой. Но мышонок существовал отдельно: в его выражении было что‑то от Лиры, но было и что‑то свое. Вокруг одновременно происходило столько удивительных вещей, что у Уилла голова пошла кругом. Он попытался собраться с мыслями.

– Прежде чем идти в наш Оксфорд, тебе надо найти, во что переодеться, – сказал он Лире.

– Это еще зачем? – мрачно спросила она.

– Потому что в моем мире ты не сможешь обратиться к людям в таком виде: они тебя и близко не подпустят. Ты должна выглядеть так, будто живешь там. Тебе нужна маскировка. Уж я‑то знаю, поверь мне: я притворяюсь не первый год. Ты лучше слушайся меня, иначе тебя поймают, а если они пронюхают, откуда ты, и про окно, и про все остальное… Понимаешь, этот мир – отличное убежище. Дело в том, что я… Мне надо кое от кого спрятаться. А о таком удобном месте, как этот мир, я и мечтать не мог, и мне не хочется, чтобы его обнаружили. Поэтому я не хочу, чтобы по твоему виду кто‑нибудь догадался, что ты чужая. У меня в Оксфорде есть свои дела, и если ты меня выдашь, я тебя убью.

Она сглотнула. Алетиометр никогда не лжет: этот мальчик действительно убийца, а если он убивал прежде, ему ничего не стоит убить и ее. Она кивнула с неподдельной серьезностью.

– Хорошо, – сказала она.

Пантелеймон обратился в лемура, и под взглядом его огромных глаз Уиллу стало не по себе.

Быстрый переход