Loading...
Изменить размер шрифта - +
В отличие от вас мне не хватает смелости. Впрочем, в смелости с вами вообще мало кто может сравниться.

Он ничего не ответил на ее комплимент и лишь пристально на нее посмотрел.

— Ну, что там у вас еще припасено?

Она ответила ему прямым, честным взглядом.

— Во время сеанса гипноза я узнала кое-что еще помимо того, что ваш отец был арестован на празднике в честь вашего дня рождения, — сказала Клер и торопливо добавила: — Я не могла вам этого сказать. Это слишком сильно травмировало бы вашу психику.

— Ну же, говорите. Я ничего не помню, кроме того, что этот праздник вообще имел место. Да и то довольно смутно.

— Прошу вас, Веб, выслушайте меня внимательно.

Веб взорвался:

— Помнится, вы говорили мне, что во время сеанса я буду сохранять полный контроль над собой. Pi что гипноз — всего лишь состояние повышенной активности сознания. Вы что же — мне солгали?

— Обычно все так и происходит, Веб. Но мне пришлось копнуть поглубже. И для этого у меня была очень важная причина.

— Я позволил вам копаться у себя в мозгах только по одной причине — потому, что вы сказали мне, что я буду держать ситуацию под контролем. — Веб стиснул руки, чтобы она не заметила, что они начали подрагивать. Что же он такого ей наплел во время сеанса?

— Бывают случаи, Веб, когда я вынуждена вычеркивать из памяти пациента то, что он рассказал мне под гипнозом. Ради его же пользы. Но для меня решиться на такое непросто. В вашем же случае — тем более.

Он должен был отдать ей должное: держалась она великолепно. Голос, выражение лица — все у нее было под контролем. Он же, глядя на нее, не знал, как ему поступить — то ли поцеловать ее, то ли влепить ей пощечину.

— Скажите, Клер, что вы все-таки со мной сделали?

— Я дала вам постгипнотическое задание. — Она опустила глаза. — Другими словами, воспользовалась тем же самым приемом, что и О'Бэннон. По этой причине вы не помните некоторые вещи, которые сообщили мне во время сеанса.

— Как это мило с вашей стороны, Клер! Выходит, я и впрямь сомнамбула и всякий мало-мальски опытный психиатр может делать с моим сознанием все, что ему заблагорассудится. Так, да?

— Повторяю, Веб, я сделала это для вашей же пользы...

— Короче, Клер. Что я вам там наболтал? Выкладывайте! — потеряв терпение, вскричал Веб.

— Это связано с вашей матерью и отчимом. И имеет непосредственное отношение к тому, как он умер.

Вебу вдруг стало страшно. Он почувствовал непреодолимую ненависть к Клер.

— Я уже говорил вам, как он умер. Он упал с лестницы. Все это есть в моем деле. Пойдите и перечитайте его еще раз.

— Вы правы. Он упал. Но в этот момент он был не один. Вы помните, что говорили мне о куче одежды на полу чердака рядом с дверью?

Он смотрел на нее во все глаза.

— Никакой кучи давно уже нет. С тех пор сто лет прошло!

— А между тем в свое время эта куча служила убежищем для одного испуганного и забитого подростка.

— Какого подростка? Вы что — меня имеете в виду?

— Это было великолепное убежище, появившееся на чердаке благодаря стараниям вашей матери. Она знала, что Стоктон время от времени туда поднимается, чтобы достать из тайника наркотики.

— И что с того? Я тоже об этом знал. И сказал вам об этом еще до того, как вы меня загипнотизировали.

— Вы также рассказали мне о скатанных в рулоны ковровых дорожках, — сказала она, а потом тихим голосом добавила: — Которые были твердые, как железо...

Веб вскочил с места и попятился от нее, как испуганный ребенок.

Быстрый переход