Loading...
Изменить размер шрифта - +

Чтобы успокоиться, Веб сделал глубокий вдох. Его пульс не должен превышать шестидесяти — семидесяти ударов в минуту. При восьмидесяти пяти, например, прижатая к телу винтовка начинала вибрировать, а при девяноста трудно было в нужный момент нажать на спуск. Кровь так сильно начинала пульсировать в жилах, особенно в руках и в области плечевого пояса, что для стрелка такое состояние было сродни катастрофе. При ста ударах в минуту моментально терялись все снайперские навыки, и невозможно было попасть даже в слона с расстояния трех футов. Оставалось лишь написать у себя на лбу что-нибудь вроде «пристрелите меня поскорей», — потому что именно этим все скорее всего бы и закончилось.

Веб, выпустив пар и расслабившись, замер на сиденье, мысленно выстраивая вокруг себя стену покоя, чтобы отгородиться от царившего вокруг хаоса.

«Субурбан» ожил, сдвинулся с места, снова завернул за угол и остановился. Веб знал, что больше утюжить углы им не придется. Переключатель стационарного радио был сломан, и Тедди Райнер, приблизив губы к висевшему у него на плече микрофону, или «майку», как он его называл, сказал:

— "Чарли" вызывает ТОЦ. Прошу вашего разрешения на принятие самостоятельных решений и переход на «желтый» режим.

Веб через свое приемопередающее устройство услышал короткий ответ ТОЦ — тактического операционного центра:

— Понял вас, «Чарли». Ждите ответа.

В мире Веба Лондона «желтый» режим означал высшую степень боеготовности и секретности. «Зеленый» же сигнализировал о начале боевых действий. Это был, так сказать, момент истины. Однако поездка по этому кошмарному кварталу в промежутке между двумя режимами — более спокойным «желтым» и кризисным «зеленым» — нередко бывала сопряжена со всякого рода неожиданностями.

— "Прошу вашего разрешения на принятие самостоятельных решений", — пробурчал себе под нос Веб, повторяя слова Тедди. Эта магическая формула позволяла группе при необходимости применить оружие, хоть и звучала довольно невинно — словно ты просил у босса разрешения сделать покупателю скидку в несколько долларов при продаже подержанного автомобиля. Поскольку радио было сломано, Веб услышал ответ ТОЦ:

— ТОЦ — всем подразделениям — можете переходить на «желтый».

«Большое спасибо, ТОЦ». Веб посмотрела на матово отсвечивавшие стекла задних дверей «субурбана». Сегодня лидером группы был он, а тылы обеспечивал Роджер Маккаллум. Подрывником числился Тим Дэвис, а общее руководство осуществлял Тед Райнер. Здоровяк Кэл Пламмер и еще двое штурмовиков — Лу Паттерсон и Дэнни Гарсия — стояли с деланно спокойным видом в задней части фургона. В руках у них были автоматы МП-5, а на поясе висели пистолеты 45-го калибра и свето-шумовые гранаты. Стоило задним дверям распахнуться, как члены группы кубарем выкатились из фургона и, выставив перед собой стволы автоматов, внимательно осмотрели окружающее пространство, выискивая возможных злоумышленников. Движение начинали с носка, затем нога плавно перекатывалась со стопы на пятку; колени при этом находились в чуть согнутом положении, чтобы снизить отдачу при стрельбе длинными очередями. Защитная маска, закрывавшая лицо Веба, ограничивала его поле зрения, оставляя лишь довольно узкий сектор: это был его, так сказать, миниатюрный театральный Бродвей, где вскоре должны были разыграться события вполне реального шоу, для участия в котором не требовалось роскошных костюмов и дорогих билетов. С момента высадки члены группы общались в основном знаками. В любом случае, когда в тебя летят пули, во рту пересыхает так, что особенно не поговоришь. На заданиях Веб почти никогда не разговаривал.

Он заметил, что Дэнни Гарсия перекрестился.

Быстрый переход