Loading...
Изменить размер шрифта - +
Он всегда неукоснительно придерживался этого ритуала. Веб сказал Гарсии то, что каждый раз говорил ему перед тем, как распахивались задние двери «субурбана».

— Господь слишком умен, чтобы влезать в такую заварушку. Так что мы с тобой, парень, сейчас сами по себе — без защиты высших сил.

Это была как бы традиционная шутка, но на самом деле Веб не шутил.

Через пять секунд задние двери фургона распахнулись, и штурмовая команда посыпалась на землю — немного раньше времени и не доехав до зоны «зеро». Ребята этого не любили. Они предпочитали подъезжать к объекту вплотную, чтобы сразу заложить взрывчатку, снести двери и приступить к главной части операции. Увы, на этот раз путь им перекрыли остовы заржавевших машин, выброшенные на улицу холодильники и старая мебель.

Снова забормотало радио: на этот раз на связь вышли снайперы из группы «Экс-Рей». Они засекли на аллее несколько подозрительных типов, но это были совсем не те люди, за которыми охотилась команда Веба. По крайней мере так решили снайперы. Веб и его команда «Чарли» устремились в глубь аллеи. В это время вторая ударная группа «Хоутел», также состоявшая из семи человек, высадилась в противоположном конце квартала из другого «субурбана», чтобы атаковать объект с левого фланга. В соответствии с планом обе группы должны были встретиться уже на месте проведения операции.

Теперь Веб и его группа продвигались в восточном направлении. Начинающаяся гроза следовала за ними буквально по пятам. Гром, молнии, шквальный ветер и косой, почти горизонтальный дождь обычно сказывались на работе средств связи, ухудшали видимость и мешали ударным соединениям занять свое место согласно диспозиции, действуя людям на нервы и нарушая таким образом слаженность действий всех полицейских подразделений, которая при проведении такого рода операций играла решающую роль. Чтобы свести до минимума негативные последствия разгула стихии, людям из группы «Чарли» оставалось одно: бежать как можно быстрее. Аллея представляла собой полосу потрескавшегося асфальта, сплошь в провалах и выбоинах, по сторонам которой возвышались старые, ветхие от времени дома со стенами, усеянными оспинами от пуль из-за бесконечных перестрелок. В таких перестрелках участвовали хорошие и плохие парни, но чаще всего пули выпускали друг в друга юнцы, не поделившие наркотики или женщин. В этих местах человек, имеющий револьвер, сразу становился мужчиной — независимо от того, сколько лет ему исполнилось. Случалось, что мальчишки, посмотрев утром сборник мультфильмов, дырявили из револьверов своих приятелей, а потом недоумевали, почему те не хотят подниматься с земли и продолжать игру.

На пути к объекту бойцы из группы «Чарли» наткнулись на компанию, которую снайперы описали как пестрое сборище чернокожих, латинов и азиатов, употребляющих наркотики и промышляющих их продажей. Порочная мысль о том, что на наркотиках можно без труда заработать хорошие деньги, казалось, завладела сознанием всех обитавших в этом квартале людей — независимо от их вероисповедания, политических убеждений или цвета кожи. Веб считал таких людей дебилами, обреченными до могилы нюхать, колоть и глотать наркотики. Он даже удивлялся, что им хватало ума на то, чтобы осуществлять простейшие операции по купле-продаже наркотиков.

При виде автоматов и бронежилетов все наркоманы, кроме одного, попадали на колени и стали молить о пощаде. Веб внимательно посмотрел на молодого человека, продолжавшего стоять во весь рост. На голове у него была красная бандана, по мнению Веба, свидетельствовавшая о принадлежности к одной из местных банд. Он был одет в бесформенные спортивные шорты и защитного цвета футболку, обтягивавшую хорошо развитые мышцы груди и плеч. По его лицу за милю было видно, что он думает о других людях. А думал он примерно следующее: «Я умнее, круче и изворотливее всех вас и, конечно же, всех вас переживу».

Быстрый переход