Loading...
Изменить размер шрифта - +
Веб, однако, должен был признать, что высокомерное выражение не портило его лица, а свою бандану он носил очень лихо.

Копам потребовалось не более полуминуты, чтобы понять, что все эти субъекты, за исключением парня в бандане, не в себе и что ни оружия, ни мобильных телефонов, чтобы позвонить на объект и предупредить об атаке, у них нет. У парня в красной бандане нашли, правда, нож, но, как известно, ножи — не самое лучшее оружие против автоматов и бронежилетов, так что члены штурмовой группы позволили парню оставить его у себя. Но прежде чем группа «Чарли» двинулась дальше, Кэл Пламмер препроводил наркоманов в дальний конец аллеи. При этом он шел сзади и держал парня в красной бандане под прицелом своего МП-5. На всякий случай.

Парень в бандане успел крикнуть, что ему нравится винтовка Веба и что он готов купить ее за хорошие деньги, чтобы потом пристрелить из нее Веба и всех его копов. Ха-ха! Пристрелит он, как же. Веб бросил взгляд на крыши, где должны были находиться снайперы из групп «Виски» и «Экс-Рей». По его расчетам, в этот момент они держали всю эту шайку подонков под прицелом своих снайперских винтовок. Снайперы были лучшими друзьями Веба, и он знал, как они действуют в подобных случаях. Потому что сам несколько лет был снайпером.

Тогда Вебу, поджидавшему свою жертву, приходилось иногда чуть ли не месяцами мокнуть в тухлой болотной жиже, где вокруг ползали смертельно опасные змеи мокасины. А еще бывали случаи, когда он часами лежал на продуваемом ледяными ветрами открытом горном плато, осуществляя прикрытие штурмовых и разведывательных групп и, подложив под приклад кусочек кожи, чтобы не натереть щеку, до рези в глазах всматривался через оптический прицел в расстилавшуюся внизу равнину. Работа снайпера научила его многим вещам: например, бесшумно мочиться в бутылку, упаковывать пищу в отдельные пакеты, чтобы иметь возможность найти необходимое в полной темноте, и раскладывать боеприпасы вокруг себя в особом порядке, чтобы не тратить зря времени при перезарядке оружия. Веб, правда, сильно сомневался, чтобы все эти навыки могли пригодиться ему в обычной жизни.

Жизнь снайпера представляла собой непрерывную экстремальную ситуацию. Работа же снайпера заключалась в том, чтобы выбрать наилучшую огневую позицию, стараясь при этом не быть обнаруженным; и эти две задачи подчас казались взаимоисключающими. Так что оставалось одно: найти компромиссное решение. А потом начинались бесконечные часы ожидания. Дни, недели и даже месяцы проходили в безделье и отупляющей скуке, пока не наступал момент истины. Но до самого последнего момента, даже принимая решение стрелять и нажимая на спуск, снайпер не знал, раскрыта ли его позиция и нажмет ли вражеский снайпер на курок на долю секунды раньше.

Веб часто мысленно представлял себе тот или иной эпизод из своей карьеры снайпера — такой глубокий след оставила в его памяти эта работа. Когда противник входил в его сектор обстрела, он нажимал на курок, отрегулированный под давление в два с половиной фунта, и пуля с желтым наконечником вылетала из ствола со скоростью, в два раза превышавшей скорость звука. Всякий раз, когда он делал выстрел, человек падал на землю, превращаясь в труп. И все же самыми важными выстрелами в своей карьере Веб считал те, которые он не сделал. Таковы были правила игры, и следовать им могли далеко не все. Это была работа не для слабых духом, не для тупиц и даже не для людей со средним уровнем развития.

Веб мысленно пожелал удачи своим расположившимся на крыше коллегам и побежал по аллее.

А потом они наткнулись на ребенка. Парнишка лет девяти сидел на куске бетона. Никого из взрослых рядом не было. Приближавшаяся гроза вызвала резкое понижение температуры — градусов на двадцать по Фаренгейту, — и температура все еще продолжала падать. Несмотря на это, парнишка сидел на холодном бетоне с голой спиной. Интересно, подумал Веб, есть ли у него вообще хоть какая-нибудь рубашка? Ему доводилось видеть детей, которые жили в нищете.

Быстрый переход