Loading...
Изменить размер шрифта - +

Ребята продолжают кричать, их легкомыслие становится практически видимым, блестящим на солнце. Теперь они кричат об Ученом и о Земле Обетованной.

Я слышу звук шагов, кто-то бежит ко мне. Это Бен.

— Иди к нам на палубу, Джин, — он широко мне улыбается, — там намного теплее.

Я отвечаю, что мне лучше не выходить на солнце.

— Ну же, давай, — он тянет меня за руки, но я отталкиваю его.

— Я не могу, я не привык к солнцу. У меня кожа сгорит, она не такая темная, как у геп… — я успеваю замолчать, когда уже слишком поздно.

Бен мрачнеет и возвращается на яркий свет, а я остаюсь один в темной и сырой каюте.

Все больше солнечных лучей пронзает облака и падает на землю, и земля раскрывается им навстречу, расцвечиваясь сочными цветами — зеленью лугов и темной синью реки.

До вечера я слышу их голоса сквозь щели. Мы все в одной лодке, но мне кажется, что они очень далеко. Солнечный свет льется на нас, и, хотя мое тело он сейчас не обжигает, совесть болит еще сильнее.

Время к вечеру. Они раскинулись на палубе, как греющиеся на солнце собаки, и дремлют. Они устали и голодны, впалые животы урчат даже во сне. Подошла моя вахта у руля. Я впитываю звуки волн, бьющихся о дерево лодки, — ритмичный глухой звук, который меня неожиданно успокаивает.

От легкого покачивания меня клонит в сон. Эпаф не спит, я вижу, как он склонился над тетрадью и рисует что-то, полностью погрузившись в свое занятие. Не в силах справиться с любопытством, я заглядываю ему через плечо. Он рисует Сисси: она стоит на скале у водопада, подняв изящную руку и глядя вперед, на бесконечный горизонт. Водопад сверкает, как если бы в его водах катились тысячи рубинов и алмазов. На Сисси шелковое платье без рукавов, грудь у нее больше, а талия тоньше, чем на самом деле. Кто-то стоит позади нее. Спустя мгновение я понимаю, кто это: это Эпаф, но на рисунке его руки бугрятся мощными мускулами, на мощном теле блестит лунный свет. Одну руку он положил на талию Сисси, а другой с подчеркнутой нежностью касается ее бедра. Сисси закинула руку назад и запустила пальцы в его волнистые волосы.

— Ну и воображение у тебя, — говорю я.

— Что! — он захлопывает альбом. — Ты, маленькая скотина.

— В чем дело? — сонно моргая, бормочет Сисси.

— Успокойся, — говорю я. — Когда закончишь с этим своим… рисунком, помоги мне у руля. Течение усилилось.

Я иду обратно и поворачиваю рулевой шест, пока лодка не выправляется. Из каюты доносится грубый голос Эпафа.

Через несколько минут мне на помощь приходит Дэвид, не Эпаф.

— Ого, — смотрит он на реку, хватая второй шест, — а мы быстро плывем.

Эпаф спорит с Сисси на корме. Он стоит, растопырив руки, пытаясь удержать равновесие. Сисси отрицательно качает головой, показывая на небо, где все еще висят тучи, пусть и пронизанные солнцем. Эпаф, оживленно жестикулируя, приближается к ней. Они продолжают спорить, но река так шумит, что я не могу разобрать ни слова. Подхожу ближе.

— …Река, — доносится до меня.

— О чем вы спорите?

Эпаф сердито смотрит на меня:

— Ни о чем.

Я поворачиваюсь к Сисси:

— Так что с рекой?

— Она мокрая, — огрызается Эпаф. — А теперь можешь пойти заняться своими делами.

— Вы хотите пристать к берегу, — обращаюсь я к Сисси, — поохотиться.

Сисси молчит, стиснув зубы, и смотрит на воду.

— Послушайте меня, — говорю я. — Это ошибка. Не надо этого делать.

— Твоего мнения никто не спрашивал. — Эпаф встает между мной и Сисси.

Быстрый переход