Изменить размер шрифта - +

— Что-что? — переспрашивает он с глупой улыбкой.

— Ты понятия не имеешь, что они такое. Если бы понимал, никогда бы не сказал подобной глупости.

— Я понятия не имею? Правда? Что, правда? Это я понятия не имею? — он даже не пытается скрыть издевку. — Это ты у нас все знаешь. Хотя с чего бы? Ты всю жизнь провел с ними бок о бок, они всю жизнь были тебе приятелями. Ты никогда не видел, как они рвут на куски твоих родителей, отрывают руки и ноги твоей сестре или брату прямо у тебя на глазах. Ты не знаешь их так, как мы.

— Знаю куда лучше, чем ты думаешь, — я говорю тихо и спокойно, но чувствую, что через мгновение сорвусь. — Поверь мне. Нет, правда, ты-то что о них знаешь? Они для тебя были няньками. Кормили тебя, одевали, пекли тебе торты на день рожде…

Эпаф идет ко мне, выставив вперед палец, как коготь:

— Как ты…

Сисси берет его за руку:

— Хватит, Эпаф.

— Опять! — кричит он. — Почему ты так быстро встаешь на его сторону?

     Хватит, Эпаф, довольно, Эпаф!Кто он тебе? Почему… а, неважно! — он выдергивает руку из ее ладони. — Хочешь голодать с ним за компанию, вперед. Но если мы заболеем, ты будешь виновата, не забывай.

— Прекрати спектакль, Эпаф. — Я вижу, как тяжело она дышит.

Он молча отводит глаза и спустя секунду неожиданно кидается на меня, сшибая с ног. Мы падаем на палубу, и удар отдается гулом в досках настила.

Я слышу странный, глухой звук, как будто от нашего падения что-то под дном лодки сдвинулось. Эпаф осыпает меня проклятиями и ударами, и единственное, что я могу сделать, это как-то отбиваться, пока Сисси — с красным от злости лицом — не оттаскивает его от меня.

— У нас и так хватает проблем! — кричит она. — Мы должны бороться с ними, а не друг с другом.

Эпаф разворачивается и смотрит на берег. Он запускает пятерню в волосы и пытается отдышаться. Но мне уже не до него, я думаю о палубе подо мной. Если постучать в полуметре, то звук оказывается совсем другим.

— В чем дело? — спрашивает Дэвид.

Теперь все смотрят на меня.

Я изо всех сил стучу по палубе, и мне опять кажется, что внизу что-то двигается. Или там что-то спрятано, чтобы никто не нашел. Я начинаю догадываться, и ком встает у меня в горле.

— Джин? — говорит Сисси. — В чем дело?

Я смотрю на нее невидящим взглядом.

— Джин?

— По-моему, под днищем что-то есть, — говорю я. Теперь все смотрят на меня, почти не моргая. — И было у нас под носом все это время.

Бен озадаченно рассматривает палубу:

— Где? Я ничего не вижу.

— В единственном месте, где охотники не догадались бы и не посмели искать, — отвечаю я. — Под водой.

Нырнуть в реку — все равно что пройти сквозь зеркало. Ощущения примерно те же: холод впивается в мое тело, как тысячи осколков стекла. Легкие, кажется, съеживаются до размеров бильярдного шара, и я выныриваю, жадно хватая ртом воздух. Течение чудовищно сильное. Я обвязался поперек груди веревкой на случай — весьма вероятный, как я сейчас понимаю, — что меня подхватит течением. Успокаивает она не сильно, я тут же хватаюсь за борт лодки.

Несколько секунд я привыкаю к холоду, а потом ныряю и протискиваю пальцы между досками обшивки, чтобы удержаться на месте. Ноги сносит течением, и я чувствую себя флагом на сильном ветру. Между досками проходит свет — яркие полоски, прорезающие мутную воду. Здесь жутковато тихо, раздается только низкий печальный рокот волн, прерываемый иногда всплеском. Я осматриваюсь в поисках хоть чего-то необычного.

Быстрый переход
Мы в Instagram