Loading...
Изменить размер шрифта - +

– Никакая ты мне не мать, а-а-а!.. Ты – противная, уродливая колдунья, и пещера твоя про-тивная, и змеи твои противные… А-а-а!..
– Поплачь, поплачь, – усмехнулась Гингема. – А когда надоест, прибери в пещере, перебе-ри мышей и почисти котел. Чую, что вернусь на этот раз не

с пустыми руками!
Колдунья села на помело и взмыла в небо. Корина проводила ее злым взглядом.
– Ну ладно, вздорная старуха, – прошептала она. – Когда-нибудь мы еще посчитаемся… А сейчас я уйду. Ни дня больше не останусь в этом противном

месте!
Корина вошла в пещеру. Вместо уборки она опрокинула котел с варевом из лягушек и змей, разбросала горшки, сбросила со стен связки сушеных мышей,

выбросила из ящиков кол-довские травы и коренья. Она перевернула все, ища магическую книгу Гингемы, и все же не нашла ее.
 
– Нарк, мы уходим, – раздраженно сказала Корина. – В этой грязной норе и взять-то нече-го!
Железнозубый заколебался. Он обожал свою маленькую хозяйку, но побаивался гнева кол-дуньи.
– Куда же мы направимся? – с сомнением спросил он. – От Гингемы разве спрячешься?
– Мы пойдем в Фиолетовую страну, – заявила Корина, складывая в котомку еду. – Там нас Гингема искать не будет. Она знает, что Бастинда каждый

день оглядывает границы своих вла-дений и никогда не допустит туда ни одну волшебницу. Мамочка до дрожи боится Летучих Обезьян, и потому… Ой,

прости, Нарк!
Волк вздрогнул при одном упоминании о Летучих Обезьянах. Тогда Корина обхватила его большую серую голову и ласково погладила крутой лоб.
– Не бойся, я не дам тебя в обиду, – твердо сказала она. – Как-никак, я умею немного кол-довать. Дай срок, я подучусь, и тогда мы возьмемся за

Бастинду. Поверь моему слову, когда-нибудь я буду жить во дворце и повелевать всей Волшебной страной!
Нарк не стал спорить. Ему самому давно надоело жить в пещере. Он тосковал о глухомани, в которой вырос, о своих друзьях по стае. Быть может,

Бастинда оставила их в покое, и он, Нарк, сможет вновь стать вожаком железнозубых?
– Садись на меня, хозяйка, – сказал он, сверкая глазами. – Я знаю тайные тропы в Фиоле-товую страну – даже Гингема нас не найдет!
Через несколько дней колдунья опустилась перед входом в пещеру. На ее плече сидел во-рон, которого она встретила в лесу. Птица оказалась на

редкость разумной. Это она посоветовала колдунье порыться в гнездах старых филинов, некогда живших в дуплах трех могучих сосен, что росли рядом

с Кругосветными горами. Поговаривали, что один из этих филинов побывал когда-то в замке Торна.
Гингема так и сделала. На своем помеле она взмыла вверх и долго рылась в дуплах сосен. Ворон Арок не обманул ее – в одном гнезде колдунья нашла

магическую книгу Торна! А в ней было то, что старуха искала давным-давно: заклинание, вызывающее могучий, на весь мир, ура-ган.
Долго среди сосен раздавался хохот Гингемы. Все, скоро настанет конец ненавистным лю-дишкам из Большого мира! Она отомстит им за все прежние

унижения! А затем настанет черед разделаться с этими тремя нахальными соседками-волшебницами.
В другом дупле Гингема обнаружила еще одну драгоценную находку – серебряные баш-мачки. В книге Торна говорилось, что они могут перенести кого

угодно в любой уголок земли. Колдунья очень обрадовалась. «Хи-хи, хороший подарок я принесу дочке», – захихикала она.
Но, вернувшись, Гингема не нашла ни девочку, ни Нарка. В пещере все было перевернуто, а Корины и след простыл.
– Сбежала! – заверещала Гингема, потрясая костлявыми кулаками. – Ну, я ей покажу!
Ворон Арок уселся на сухом корне, торчащем из стены пещеры, и спокойно заметил:
– К чему кипятиться, хозяйка? А что, если они в Фиолетовой стране? Ведь Нарк из тех мест.
Быстрый переход