Изменить размер шрифта - +

Джемайма улыбнулась.

— О, это не главное. Свадьба означает, что двое любящих друг друга людей начинают совместную жизнь. Поэтому важно иметь рядом друзей, чтобы они разделили с вами радость этого дня. Мы приедем на вашу свадьбу, так же как вы на нашу. Можешь не сомневаться.

Музыка прекратилась. Появились Сэм и Дженни. Оуэн передал партнершу Сэму и сгреб Дженни в охапку.

— Полагаю, нам пора уходить, чтобы гости могли наконец расслабиться, — сказал Сэм.

— Да, наверно.

Попрощавшись с присутствующими, они направились к выходу.

— Будешь бросать свадебный букет? — спросил Сэм, когда они оказались у двери.

Джемайма взглянула ему в глаза.

— Да, таков обычай. А почему ты спросил?

— Брось его Дженни.

— Ладно. — Она улыбнулась и, обернувшись, легким движением бросила свой яркий букет в сторону Дженни и Оуэна.

Та поймала его, смеясь от радости, и помахала рукой. Ее глаза сияли.

— Теперь ему не выбраться, — удовлетворенно заметил Сэм, и, взявшись за руки, под дождем конфетти и риса, они выбежали из зала в вестибюль. Лифт оказался внизу, они поехали наверх. Открыли дверь квартиры, вошли внутрь.

Сэм повернулся к жене, привлек к себе.

— Это был сказочный день, — прошептал он.

— Правда? Я рада, что мы поженились здесь.

— Я тоже. И еще рад тому, что мы проведем здесь ночь.

— Почему здесь?

— Потому что у тебя на ферме нет джакузи.

— Пока нет.

Он медленно улыбнулся.

— Пока.

— Воспользуемся твоим.

— Не возражаю.

Сэм провел ее в ванную, пустил воду и повернулся к Джемайме.

— Это прелестное платье...

— Мм?..

— Как оно снимается?

Джемайма улыбнулась.

— Легко. — Она потянула вниз молнию, спустила платье с рук и вышла из сверкающего вороха кружев цвета слоновой кости, словно Афродита из пены морской.

— Теперь остальное.

Сэм снял костюм, не отрывая взгляда от жены, помог ей забраться в ванну, сел напротив, просунул под нее ноги и пощекотал большими пальцами.

Потом нажал на кнопку — по воде пошли пузырьки, потянулся за бутылкой шампанского, предусмотрительно поставленной так, чтобы можно было до нее достать, открыл, наполнил два фужера и подал один Джемайме.

— За нас, миссис Бредли, за всех троих.

Она подняла свой фужер.

— За наше здоровье, — улыбнулась она и отпила глоток. Пузырьки шампанского щекотали ей нос, а пузырьки в ванне щекотали все тело. От удовольствия она рассмеялась, откинулась на край ванны, а ее ноги скользнули вверх по его бедрам.

Его глаза широко раскрылись, он поставил фужер на край ванны и, встав на колени, привлек Джемайму к себе.

— Я люблю тебя, — прошептал он и в очередной раз доказал ей, что они замечательно подходят друг другу.

 

 

ЭПИЛОГ

 

Стоял замечательный апрельский день. Солнце пригревало совсем по-летнему. Гости уже начали расходиться после официального открытия студии. Сэм стоял у дверей, одной рукой обнимая Джемайму, и пожимал руки друзьям и клиентам, новым и старым.

— Я думаю, это лучшее, что могло с тобой случиться, дорогой, и я уверена, что все у вас будет прекрасно, — сказала его бабушка, обнимая внука, и он обнял ее в ответ, от всей души радуясь ее одобрению. — Коровник мне тоже понравился, — добавила Мэри, подмигнув, и ущипнула его за щеку. Сэм улыбнулся, привычный к ее своеобразному юмору, и перевел взгляд на Джемайму, приглашая ее разделить с ними шутку.

Для него не было секретом, что его дед и бабушка считали Джемайму лучшим, чем судьба наградила их внука.

Быстрый переход