Изменить размер шрифта - +
А после того, как ты покинул мою камеру, я нашел на полу с полдюжины окурков с названием той же фирмы, что и у тех, которые подобрал на прогалине. Да и со значком ты перестарался. Покончив с Ритой, ты вложил его ей в руку, надеясь, что это будет выглядеть убедительно, будто она в пылу борьбы сорвала его с моей рубашки. Только вот вложил ты его не в ту руку. Значок был приколот слева. А нашли его в ее левой руке. Если бы девушка сорвала его… Впрочем, дальше ты можешь догадаться и сам.

На губах Эверта появилась едва заметная улыбка, и он желчно ухмыльнулся:

— Да, не повезло. Я арестован, так надо полагать?

— Точно! — кивнул Муллен.

Адвокат пожал плечами:

— Тогда, с вашего позволения, я оденусь и последую за вами.

Он уже открыл было ящик комода, когда Муллен с быстротой, неожиданной для такого грузного человека, как он, в три прыжка пересек комнату и выхватил из руки адвоката пистолет:

— Тихо, приятель! Старик Белуш был моим лучшим другом. Неужто забыл? И тебе еще предстоит ответить за его смерть! Я сделаю все, чтобы присутствовать при этом. Даже если мне придется для этого сбежать из тюрьмы. Я еще полюбуюсь, как тебя поджарят!

— Но я не убивал Белуша! — Эверт без сил упал на диван и спрятал лицо в ладонях.

— Да, — был вынужден признать Муллен, — не убивал. Это сделал Джорджи. И мы можем это доказать. Но, как юрист, вы должны знать, что подстрекатель несет вину за убийство наравне с тем, кто спустил курок. — Исполняющий обязанности шерифа надел шляпу и остановил на Эверте свой тяжелый взгляд. — Пошли!

— А как насчет меня? — не утерпел Латур. Брови Муллена поползли вверх.

— Чтоб я сдох, а ты-то тут при чем?!

— Я все еще арестован? Или как?

Муллен почесал затылок:

— Официально, конечно, так и есть. Но как раз сейчас наша тюрьма забита до отказа. Так что, а знаешь, приятель, что бы я сделал на твоем месте?

— Да?

Муллен широко ухмыльнулся:

— Ну что ж, будь мне двадцать восемь, как тебе, да имей я в перспективе несколько миллионов, да еще хорошенькую женушку вроде твоей, которая выплакала себе все глаза, да еще оборвала в участке телефон, потому что каждые десять минут звонила узнать, как там ты, жив ли, уж я бы понесся домой со всех ног. И доказал это на деле, причем немедленно!

 

 

Увидев в дверях мужа, Ольга перекрестилась.

— Бог услышал мои молитвы! — едва слышно прошептала она. — Ты жив!

Латур почувствовал какую-то странную неловкость. Но она не имела ничего общего с тем чувством отчужденности, которое мучило его прежде.

— Да. Конечно. Со мной все в порядке.

Ольга повернулась к нему:

— Они тебя не ранили? Те, кто напал на тюрьму?

Утреннее солнце уже заливало жаркими лучами спальню. Становилось жарко. Сняв с себя то, что еще оставалось от его рубашки, Латур повесил лохмотья на спинку стула.

— Нет. Слава Богу, Том с Джеком подоспели как раз вовремя.

— Так мне и мистер Муллен сказал. Но когда ни ты, ни Джорджи не вернулись домой, я вдруг испугалась.

Все равно она узнает рано или поздно, решил Латур и тяжело вздохнул:

— Джорджи не вернется. Он в тюрьме… за убийство шерифа Белуша. Похоже, они с Джином Эвертом сделали все, чтобы убрать меня с дороги. А потом Джин Эверт рассчитывал жениться на тебе.

Он ждал, что Ольга заплачет. Но она молчала.

— Значит, у меня больше нет брата, — прошептала она наконец. Но глаза ее были сухи, а в голосе слышался едва сдерживаемый гнев. — Поверь, если бы я только знала, что Джорджи приложил руку к тому, что с тобой случилось, убила бы его собственными руками!

Латур присел на постель.

Быстрый переход
Мы в Instagram