Изменить размер шрифта - +
Каждый мужчина в этой стране — да что там, в мире! — был бы счастлив иметь такую жену! Но как сказать ей об этом? Разве вычеркнешь из жизни прошедшие два года?

— Нет, — прошептал он. — Не голоден…

Ольга, казалось, прочитала его мысли. Опустившись перед ним на колени, она стащила с него носки.

— Но смертельно устал.

Стащив с себя остатки одежды, Латур вытянулся на постели.

— Держу пари, что могу проспать не меньше недели!

— Не мудрено. После всего, что тебе пришлось пережить!

Латур повернул голову и взглянул на жену:

— Куда ты?

— В контору шерифа. — Ольга пожала плечами. — Подумала, если хорошенько попросить мистера Муллена, он не откажется мне рассказать, что произошло этой ночью.

— Да ведь до города мили три, не меньше!

— Да, я знаю.

— И как ты собираешься туда добираться?

— Так же, как в те дни, когда приносила тебе поесть. Пешком! Смею напомнить, ноги у меня есть и ходить я умею.

Латуру можно было и не напоминать об этом — он всегда был без ума от ее ног.

— Понятно, — только и пробурчал он, похлопав по кровати возле себя. — Присядь-ка на минутку, милая.

Он долго ломал себе голову, стоит ли говорить Ольге о том, что их положение изменилось к лучшему. Потом решил, что с этим можно повременить. Ему хватало того, что он услышал от нее. Латур был счастлив узнать, что деньги для нее не главное.

— Знаешь что? — подмигнул он.

— Что?

— Я люблю тебя.

Он вдруг даже испугался, что она снова заплачет, но Ольга сдержалась. Радостно вскрикнув, она припала к его губам.

— И я люблю тебя. Очень! Я так горжусь тобой. Горжусь, что у меня такой муж… и такой отец моего будущего ребенка!

— Нашего! — поправил Латур.

Кончиком языка Ольга коснулась едва заметных следов от побоев на его шее и смущенно вспыхнула.

— Вот это да! — хмыкнул Латур. — Ты краснеешь? Да, а что это за разговоры насчет будущего ребенка?

Окончательно сконфузившись, Ольга опустила глаза:

— У нас на родине — я хочу сказать, там, откуда родом мои родители, — всегда говорят, что когда жена испытывает такое наслаждение, что не в силах сдержаться, и даже нечаянно кусает или царапает мужа, который ласкает ее, то это знак свыше.

— Что за знак? Скажи!

Ольга смутилась окончательно:

— Что Господь Бог решил благословить их обоих, послав им дитя, и я всем сердцем надеюсь на это!

Мысль о том, что Ольга подарит ему ребенка, согрела Латуру сердце. Само собой это будет сын! Первый из четырех-пяти ребятишек, которым он теперь сможет дать все, о чем так долго мечтал. Рука его инстинктивно крепче прижала к себе упругое податливое тело Ольги.

Но она поняла его по-своему:

— Похоже, ты не так уж и устал, а?

Латуру удалось наконец потушить в душе тот пожар, что мучительно сжигал его последние два года.

— А то, что твой брат в тюрьме… ты?…

И услышал то же, что и раньше.

— У меня нет больше брата, — отрезала Ольга. — У меня есть муж!

Латур прижал ее к себе. Страсти не было, не было и желания. Все это придет позже. Щебетание птиц среди ветвей, даже далекое урчание ворота на нефтяных вышках — все было исполнено таинственного очарования этой минуты. У него вдруг перехватило дыхание, как у человека, который долго продирался сквозь непроходимую чащу и, наконец, выбрался на полянку и увидел над собой чистое небо.

Быстрый переход
Мы в Instagram