Изменить размер шрифта - +

— Да.

— Значит, я — часть вас обоих?

— Да, — сказал Король Серебряной реки и ласково обнял ее. — Пойдем со мной.

Они пошли через Сады, постигая их вместе, как отец и дитя, заглядывая в чашечки цветов, наблюдая за быстрыми движениями птиц и зверей, изучая бесконечные причудливые сплетения густого леса, многослойные ярусы камня и земли, узоры, сотканные нитями бытия. Она оказалась понятливой и проворной, ее интересовало все, в ее отношении к жизни было что-то трогательно почтительное. Он остался доволен: его творение удалось!

Постепенно он стал знакомить ее с магией. Сначала демонстрировал ей свою волшебную силу — несложные приемы и действия, чтобы не испугать девушку. Потом позволил ей испытать ее собственную силу против его могущества. Она изумилась, узнав, что тоже обладает магической силой, и была потрясена, увидев, на что способна ее магия. Она ни секунды не колебалась, перед тем как прибегнуть к ней. Напротив, это ей нравилось, и каждый раз она сгорала от нетерпения попробовать свои силы.

— У тебя есть имя, — сказал Король. — Хочешь узнать его?

— Да. — Девушка настороженно посмотрела на него.

— Тебя зовут Оживляющая. — Он помолчал. — Понимаешь почему?

На мгновение она задумалась:

— Кажется, понимаю.

Он подвел ее к древнему орешнику, кора которого свисала со ствола широкими шероховатыми лентами. Прохладный ветер принес аромат жасмина и бегонии. Король и его дочь опустились на мягкую траву. Сквозь высокие стебли к ним пробрался грифон и потерся клювом о ладонь девушки.

— Оживляющая, — произнес Король Серебряной реки, — тебе предстоит долгий путь.

Медленно и осторожно объяснил он девушке, что она должна покинуть Сады и отправиться в мир людей. Он сказал, куда надо идти и что делать; он говорил о Темном Родиче, о горце и еще о ком-то, чьего имени не назвал; о порождениях Тьмы, об Уль Бэке и Элдвисте и Черном эльфийском камне. Говоря с нею, открывая ей тайну ее происхождения и предназначения, он ощущал в груди боль, которую мог испытывать только смертный. Боль порождала тоску, и от этого голос его дрожал и слезы застилали глаза. Удивленный, он на мгновение умолк, пытаясь справиться с чувствами. Потом, сделав над собой усилие, заговорил вновь. Девушка молча следила за ним. Она не возражала и не задавала вопросов — просто выслушала его и приняла все как есть.

Когда Король Серебряной реки закончил, она встала.

— Я понимаю, чего от меня ждут. Я готова.

Но он покачал головой:

— Нет, дитя мое, пока еще нет. Ты поймешь это, когда уйдешь отсюда. Независимо от того, кто ты и на что способна, ты все-таки остаешься уязвимой, и я не в силах защитить тебя. Будь осторожнее, опасайся того, чего не понимаешь.

— Да, — ответила она.

Он дошел с нею до границы Садов. Дальше начинался мир людей. Вместе оглядели они гибнущие земли. Затем долго стояли, не говоря ни слова. Наконец девушка сказала:

— Я вижу, что нужна там.

Король мрачно кивнул, уже переживая потерю, хотя девушка еще не ушла. «Она — всего лишь порождение стихий», — подумал он и тотчас же осознал, что это не так. Она представляла собою нечто гораздо большее. И поскольку он вдохнул в нее жизнь, она была еще и частью его самого.

— До свидания, отец, — промолвила девушка и отвернулась.

Она покинула Сады и исчезла во внешнем мире, не поцеловав и не обняв его на прощание. Она просто ушла, уверенная, что должна поступить именно так.

Король Серебряной реки закрыл глаза. Внутренняя боль утомила его, истощила силы. Он нуждался в отдыхе. Быстро сбросив с себя человеческий облик, он избавился таким образом не только от фальшивой оболочки, но и стер воспоминания о ней.

Быстрый переход
Мы в Instagram