Loading...
Изменить размер шрифта - +
Еще раз, спокойно. Что делать? То, что я уже умерла, не подлежит сомнению. Но, тем не менее, я все еще существую, не смотря ни на что. Думаю — значит существую. Где-то так. Значит, есть варианты. Целых три. Я попаду в рай/ад. Я останусь привидением. Я исчезну, как только мое несчастное тело похоронят.

Почему-то ни один из этих вариантов не выглядит привлекательным.

Я не хочу в рай — в ад тем более, — не хочу оставаться бесплотным призраком, потому что это просто ужасное существование. Не хочу исчезать! Хочу — красивое здоровое тело и жить долго-долго!!!

Господи, услышь меня — это же несправедливо!!!

Вдруг перед глазами — если у призраков есть глаза — возник яркий свет, операционная закрутилась с бешеной скоростью. Я почувствовала себя так, словно меня засасывает в гигантский пылесос.

Резкая мучительная боль, и я теряю сознание. Теперь уже, наверное, навсегда…

 

Я все-таки очнулась. От холода и, как ни странно, от слабости. Состояние было такое, словно я пережила длительную голодовку пополам с тяжелой болезнью.

Или ранение?

«Может, мне все приснилось? — закралась робкая мысль. — Может, врачи меня все-таки откачали? А собственная смерть просто привиделась под наркозом?»

Ну, действительно все это здорово походило на бред. Не может же быть на самом деле, что бы я, как в кино, умерла и стала привидением! Сказки это все! Значит, ничего на самом деле не было. Сейчас я лежу в больничной палате живая, пусть совсем даже не здоровая. Этим и объясняется моя слабость и зверский голод. Возможно, я лежу тут уже не первый день.

Вот только, что ж так холодно-то? Отопление у них не работает, что ли?

Надо открыть глаза, собраться с силами и найти кнопочку для вызова медсестры. Или как это у них делается? В общем, позвать кого-то. Если я в ближайшее время чего-нибудь не съем, загнусь все-таки.

Сделав над собой усилие, открываю глаза. Ничего не понимаю! Вокруг меня царит полнейшая тьма.

Что в этой больнице не только отопление отключили, но и электричество?

Я с опаской пошевелилась, боясь потревожить рану. И впервые испугалась по-настоящему! Нет, рану я не потревожила, я ее вообще не почувствовала. Зато обнаружила, что лежу не на больничной койке, а на… каменном полу?! И только сейчас до моего заторможенного сознания наконец дошло — запахи тут тоже отнюдь не больничные. Отчетливо воняет подвальной сыростью и гнилью.

Ой, мамочки, что происходит?!

В панике пытаюсь как-то подняться или сделать хоть что-то. Встать не смогла. От резкого движения стало так плохо, что мигом потеряла сознание. В который уже раз.

Второе возвращение к реальности оказалось еще более неприятным. Что-то загрохотало, заставляя меня открыть глаза. Грохот оглушительным эхом прокатился по маленькому помещению. Внезапно с диким лязгом открылась массивная дверь, и меня ослепил яркий свет. Но за короткий миг до того, как пришлось зажмуриться, я успела увидеть в освещенном проеме несколько человеческих силуэтов.

— Вот и твои апартаменты, вампиреныш, вон и ужин валяется, — сказал хриплый пропитый голос с нескрываемой насмешкой. — Можешь его выпить, все равно ушастый скоро загнется.

Издевательский смех в несколько глоток. И над чем они смеются?

Никак не могу понять, о чем они говорят. Что за вампиреныш, что за ушастый?

Потихоньку приоткрываю глаза настолько, чтобы видеть смутные силуэты в дверном проеме и не ослепнуть.

— Заселяйся, кровосос, как раз по тебе апартаменты, — опять издевательский смех. — Мы вам даже свет оставим, чтобы скучно не было.

Двое грубо забросили третьего внутрь. Еще один бросил на пол странный, тускло мерцающий шар. Впрочем, этот неяркий свет для глаз был гораздо приятнее, чем льющийся из дверного проема и бьющий по нервам.

Быстрый переход