Loading...
Изменить размер шрифта - +

Да еще в грязной камере в компании вампира. Это не я сошла с ума — это мир сошел с ума.

Лорд Вампир

Странный этот эльф какой-то. Лежит, щупает себя везде и глаза шалые, будто только что кувшин эльфийского вина проглотил. С виду совсем молоденький, был бы человек — сказал бы лет шестнадцать не больше, а так, наверное, около двадцати. По их эльфячьим меркам — совсем еще дите. Как он здесь, интересно, оказался? Тоже здешнему магу не вовремя под руку подвернулся? На эксперименты?

То, что эльфа заперли в этой темнице, значит лишь одно — он не нужен живым. Даже дети знают, что ушастые в неволе быстро чахнут, и для них это, пожалуй, худшая смерть, если не считать клыков вампира, конечно. Чем моложе эльф, тем быстрее он погибает в неволе. Этот вон как ослаб, даже есть, самостоятельно не может.

Впрочем, раз уж меня посадили в одну камеру с ним, значит — точно не нужен. Или нужен только как корм для меня. Они же не знают, что я эльфами не питаюсь. Дело вовсе не в том, что они не питательные, очень даже наоборот. Кровь эльфов по сравнению с человеческой — гораздо лучше для вампира. Жизненной силы и энергии в них намного больше. Бессмертные, как ни как. Короче, я не привередливый, просто Наставнику обещал эльфов не обижать, он к ним слабость питает.

Данное Наставнику обещание лучше не нарушать. Потому что я его уважаю и где-то даже люблю. И еще это крайне рискованно: прибьет, наплевав на мою нежную привязанность. Я, вообще-то, именно потому и дал обещание. Наставник сказал: «Убьешь хоть одного эльфа — голову оторву». А он может, запросто. И что было делать? Пришлось пообещать, что «никогда-никогда».

Так что этого мальчишку я не выпью. Даже помогу. Потому что на самом деле эльфы мне и самому нравятся, красивые они. И вообще ребята без комплексов.

Я украдкой покосился на ушастого. Лежит на полу, глазищи безумные в потолок вперил. Красивые, кстати, глазищи, как у всех эльфов — большущие, раскосые, редкого такого бирюзового цвета. Радужка, как водится, неправдоподобно яркая.

— Эй, ты в порядке? — спрашиваю.

— Нет, — отвечает вяло, — а что не видно?

— Видно, — действительно видно, стал бы я иначе спрашивать. Пришибленный он какой-то. Наверное, успел-таки умом повредиться.

— Чего тогда дурацкие вопросы задаешь?

— Гм… да так просто, — а может все не так плохо? Раз огрызается, может, не совсем крыша поехала? Не хочется мне тут сидеть с буйным эльфом. Еще кидаться начнет. Если доползет, ага.

— Ты, правда, вампир? — спрашивает ушастый неожиданно.

— А что не видно? — отвечаю его же вопросом.

— Не знаю, я раньше вампиров не встречал… — фразу он закончил скомкано, словно хотел сказать что-то еще, но оборвал себя на полуслове.

— И скажи спасибо! Не все же такие эстеты, как я. Другой бы тебя мигом выпил. Эльфы для нас — натуральный деликатес.

— Значит, правда вампир, — констатирует отстраненно.

— Угу, — соглашаюсь задумчиво. Меня внезапно осенило, что ушастый возможно не боится потому, как не верит, что я вампир. Как бы сейчас истерить не начал. Эльфы, они нервные.

Ничего подобного. Зато он задал такой вопрос, что я чуть сам не впал в истерику!

— А я правда эльф?

Я начинаю бояться этого ушастого, вот честное слово! Он хоть и не буйный, но явно сильно не в себе.

— А ты сам не знаешь? — спрашиваю осторожно.

— Нет, — отвечает с каким-то подозрительным равнодушием. Задумался на пару мгновений. — Я вообще о себе ничего не знаю. Я очнулся, когда тебя сюда притащили, а что было до этого, не знаю.

Быстрый переход