Изменить размер шрифта - +
И почему у меня не нашлось подходящей цитаты, как у Гуннара, — чего-нибудь глубокомысленного и прекрасного, чтобы навсегда осталось в памяти Кирстен?

Но что можно сказать скандинавской красавице, которая скоро сядет в самолет и унесется прочь из твоей жизни?

 

22. Жизнь возвращается

 

Как и предсказывал Старикашка Кроули, знаменитости дрались зубами и когтями за возможность пролезть в двери «Париж-капиша». В конце концов нам пришлось завести расписание — одна знаменитость за вечер, чтобы они случайно не ввалились к нам все скопом. Папа, по-прежнему набиравшийся сил дома, принимал звонки, разговаривал с агентами и самими звездами лично. Это было потрясающе! За короткое время встретил больше разных светил, чем предполагал встретить за всю жизнь. И всем лил воду на голову.

Привлеченные явлениями звезд, посетители валили к нам валом, ресторан каждый вечер был забит под завязку — люди рассчитывали вкусно откушать, узреть какую-нибудь известную личность и стать свидетелями того, как эту личность обливают водой. Последнюю задачу выполнял либо я, либо мой двойник, парень, до того похожий на меня и внешностью, и голосом, что жуть брала. Не хочу говорить об этом.

Даже Кристине нашлось место во всем этом деле: она продавала наши графины на eBay по таким ценам, что выручки хватит на финансирование в будущем ее учебы в колледже.

Короче, к тому времени как папа поправился и вернулся на работу, «Париж-капиш» стал самым модным рестораном в Бруклине. Мы люди реалистичные, знаем, что мода приходит и уходит, что хорошие времена не длятся вечно, но на нашу долю выпало столько испытаний, что мы решили радоваться, пока есть чему.

— Теперь все пойдет по-другому, — объявил нам папа. — В ресторане яблоку негде упасть, а значит, работать придется больше.

Поэтому папа увеличил персонал вдвое, а собственное рабочее время сократил наполовину. Правильно, пусть от стресса загибается кто-то другой. Теперь у него даже появилось время снова готовить дома с мамой и иногда смотреть со мной спорт по выходным.

— Когда мне и правда настанет конец, наверняка это произойдет из-за инфаркта, — сказал мне папа. — Но давай надеяться, что я уйду, как ваш дедушка.

А часы нашего дедушки перестали тикать, когда ему исполнилось восемьдесят восемь.

«Раскрутка — великое дело», — сказал Старикашка Кроули. И впрямь — любое явление надо крутить и рассматривать с разных сторон. Так, например, мой папа едва не умер, но если посмотреть с другой стороны, то это было предупреждение свыше. Папа извлек урок — научился ценить действительно важные вещи. Или Умляуты — они потеряли практически все, что имели, но колесо жизни провернулось — и теперь у них появилась блистательная возможность начать все с чистого листа.

Несколько месяцев спустя я наведался в их квартал — больше из любопытства, чем почему-либо еще. Дом по-прежнему пустовал, окруженный пыльным котлом. Банк, нынешний владелец собственности, пытался найти покупателя, но моя сестренка, стремящаяся сохранить прах Икабода в неприкосновенности, пустила слух, что на заднем дворе лежит не один только кот — там целое кладбище домашних животных, на котором нашли приют сотни соседских хомяков, причем души многих еще не упокоились.

А слухи — это, я вам скажу, такая штука, что чем они невероятнее, тем скорее им поверят. Покупатель никак не находился. И поделом банку!

Подходя в тот день к пустому дому, я увидел один-единственный сорняк, пытающийся пробиться на свет через трещину в асфальте. Первый признак, что пыльному котлу приходит конец. Я всмотрелся в соседские дворы — везде виднелись участки с низкой сорной порослью. Жизнь возвращалась. А у меня возникла забавная мысль, что первые растения, которые здесь вырастут, все соседи тут же примутся изничтожать при помощи все того же гербицида.

Быстрый переход
Мы в Instagram