Изменить размер шрифта - +
Из кармана брюк он вытянул какой-то предмет и сунул его в руку Мег.
– Засунь себе в трусы. Если это фараон, лучше пусть у меня этого не будет, а то еще найдет…
– Чего «этого»?
– Ножа, бестолковая!
Он подошел к двери и неслышно открыл ее. Мег видела, как он вышел, остановился у начала ступеней. Потом она перевела взгляд на костяную рукоятку

ножа с хромированной кнопкой и непроизвольно нажала на кнопку. И тут же вздрогнула – из рукоятки выщелкнулись три дюйма мерцающей стали. Она

понятия не имела, как убрать лезвие обратно в рукоятку, поэтому подскочила на ноги, прошла в другой конец комнаты и спрятала нож под кучу

ободранных заплесневелых обоев. Потом вышла вслед за Чаком. Он сделал ей знак: тихо! Так они стояли, не шевелясь, и вслушивались. Но кроме

гулкого тиканья собственного сердца, Мег ничего не слышала.
– Пойду вниз, – прошептал Чак.
Мег вцепилась ему в руку.
– Не надо!
Казалось, он только этого и ждал. Похоже, он был испуган не меньше ее, и она в нем слегка разочаровалась. Они еще некоторое время

прислушивались, и тут из комнаты слева от холла донесся ясный звук шагов. Человек – виден был лишь темный силуэт – вошел в холл. Заметив красный

огонек сигареты, Чак сразу успокоился. В любом случае это не фараон. Фараоны на дежурстве не курят.
– Кто там? – спросил он, и Мег его голос показался строгим и зычным.
На минуту наступила пауза. Тусклый силуэт не двигался, потом на них ударил луч мощного фонаря, заставив отпрянуть. Через секунду-другую луч

исчез, и они вообще перестали видеть что-либо.
– Дай нож, – прошептал Чак.
Мег, спотыкаясь, вернулась в комнату, добежала до груды обоев и нашла нож.
– Я увидел, дверь открыта, – объяснял мужской голос снизу, когда Мег встала рядом с Чаком, – вот и вошел.
Жаркие, вспотевшие пальцы Чака сомкнулись на рукоятке ножа.
– Как вошел, так и выходи, – прорычал он. – Мы тут по праву первого. Так что проваливай!
– По-моему, тут всем хватит места. У меня еда есть. А одному ужинать неохота.
При мысли о еде у Мег сразу закололо в желудке, потекли слюнки. Она стиснула руку Чака. Он понял ее – ведь и сам как следует проголодался.
– Я думал, ты фараон, – миролюбиво объяснил он. – Поднимайся сюда.
Человек ушел в комнату возле холла и тут же вернулся, неся рюкзак. Подсвечивая себе фонарем, начал подниматься по ступеням.
Чак ждал его с ножом руке, отпихнув Мег подальше, к комнате, в которой они спали. Она застыла в дверях, с бьющимся сердцем наблюдая, как

приближается непрошенный гость.
Не спускал с него глаз и Чак. Он видел лишь высокий силуэт: человек был на голову выше Чака, но худощав и отнюдь не широкоплеч. В случае чего

управимся, решил Чак. – Дай фонарь.
Человек протянул ему фонарь. Перехватив его, Чак резко направил луч в лицо пришельца.
Увидев это лицо, Мег оцепенела. Перед ними стоял индеец-семинол. По дороге из Джексонвилла им встретилось несколько индейцев этого племени, и

сейчас она узнала эти густые иссиня-черные волосы, темную кожу, выступающие скулы и узкие черные глаза. Индеец был красивый и молодой – года

двадцать три или двадцать четыре, только лицо какое-то бесстрастное, застывшее, окаменевшее, и Мег стало не по себе. На нем была желтая рубашка

в белый цветочек, темно-синие джинсы, коричневые стопы были вдеты в веревочные сандалии-плетенки.
Он стоял спокойно, позволяя им разглядывать себя. В свете фонаря Мег показалось, что в глазах его тлеет огонь.
– Как тебя зовут? – спросил Чак, направив луч фонаря на пол.
Быстрый переход
Мы в Instagram