Изменить размер шрифта - +
Это не смущало Линдсея. “Падшие ангелы” были весьма опытными агентами. Не гнушаясь никакими методами, они добывали

нужные сведения.
     За четыре дня до ареста Ноны он поручил трем агентам из сыскного бюро узнать все об образе жизни Ноны, ее прошлом, окружении и тому

подобном.
     После непрерывной слежки, прослушивания телефонных разговоров Линдсей получил исчерпывающую информацию. Он узнал о существовании Алека

Шермана, о том, что у него день рождения, который предполагается отметить на квартире у Ноны в семь тридцать вечера, и о том, что Нона всегда

делает покупки в центральном магазине самообслуживания Парадиз-Сити. Затем Линдсей поручил двум другим ищейкам разузнать все, что касалось Алека

Шермана. Информация заставила его задуматься. Он сказал Силку:
     - Этот парень, Шерман, может доставить нам массу неприятностей. Журналисты - всегда очень опасный народ. Он по уши влюблен в девчонку и, не

дай Бог, может стать у нас на пути. На пару недель его нужно нейтрализовать. А уж потом он не доставит нам никаких неприятностей.
     Силк кивнул:
     - У меня есть его фото. Можете не беспокоиться.
     Вечером того же дня, когда арестовали Нону, черный “Тандерберг” остановился в сорока ярдах от дома Ноны, припарковавшись на противоположной

стороне улицы. Было 7.15. Киган и Силк сидели молча, покуривая, лениво поглядывая по сторонам.
     В 7.28 к дому подъехал серо-стальной “Понтиак”.
     Киган отбросил сигарету.
     - Это он, - сказал он спокойно.
     Они наблюдали, как высокий, крепкий мужчина вышел из “Понтиака” и, хлопнув дверцей, взбежал по ступенькам подъезда.
     Алек Шерман повторял про себя, что сегодняшний вечер станет поворотным пунктом в его жизни. Открыв дверь, он вошел в тускло освещенный

подъезд, где слабо пахло капустой и мастикой для натирания полов. В кармане его лежала коробочка, в которой на голубом бархате покоилось

обручальное кольцо со сверкающим бриллиантом. Он долго искал нечто подобное, пока один приятель, случайно увидев такое кольцо в магазине, не

направил его по верному следу. Бог с ними, с деньгами, но перед таким камнем чистой воды не устоит ни одна девушка.
     Поднимаясь на третий этаж, Шерман, как и всякий мужчина, гадал, чем же его будут кормить. Нона как-то сказала, что она превосходно готовит,

но Алек не очень доверял ее словам. До того как он встретился с ней и влюбился без памяти, у него было много девушек, и все говорили примерно то

же самое, но когда доходило до дела, молодой мужчина неизменно жалел, что не пригласил гостеприимную хозяйку в ресторан. Но Ноне он почему-то

верил. Даже если пища, приготовленная ею, будет совершенно несъедобной, он не изменит своего решения жениться. В ней было что-то, от чего кровь

воспламенялась в жилах, а сердце замирало от восторга. Он уже не представлял жизни без нее.
     Шерман постучал в дверь квартиры на третьем этаже. Пока ждал, еще раз поправил галстук и одернул пиджак. Немного удивленный, постучал еще

раз. За дверью не слышалось ни звука. Он нажал на звонок и трезвонил до тех пор, пока ему не стало ясно, что в квартире никого нет.
     Шерман бросил взгляд на часы. 7.40. Может быть, ее задержали в институте? Тревожные мысли приходили на ум. Он поспешно начал спускаться

вниз, перепрыгивая через три ступеньки. На двери одной из квартир висела табличка: “Мисс Этель Уотсон, домоуправляющая”.
Быстрый переход
Мы в Instagram