Loading...
Изменить размер шрифта - +

    Закончив катать снежные шары, мальцы взгромоздили их один на другой, затем выложили на плечах угольками нечто вроде погон и напялили раздобытую где-то прусскую каску на голову снеговику. Далее с криком «ура!» они ринулись швырять в самодельного врага снежками и шишками и, покончив с «артподготовкой», развивая успех, разухабисто истыкали его палками, точно штыками или саблями.

    -  …На Привисленском участке фронта действия наших войск неудачны, - продолжал вещать подтянутый моложавый генерал-адъютант, изредка бросая взгляд на исписанные листы, лежащие перед ним в сафьяновой с золотым тиснением папке. - Катастрофически не хватает снарядов. Все нормы довоенного времени в условиях нынешней кампании оказались абсолютно недостаточными. Недостача боеприпасов столь велика, что орудия порою в день могут произвести не более трех-пяти выстрелов на ствол. Когда же противник предпринимает наступление, артиллерия, опасаясь захвата, и вовсе спешит покинуть поле боя. Это, конечно же, не способствует улучшению боевого духа войск.

    -  Пожалуй, пожалуй, - отрываясь от созерцания картины за окном, кивнул император. - Но отчего так? Отчего не было запасено снарядов в необходимом количестве? Отчего наши заводы по сей день не справляются с фронтовым заказом? Что мешало России, - Николай II произнес это слово, раскатывая каждый слог, и вновь повторил, - России с ее огромными богатствами, с ее недрами быть готовой к войне?!

    -  Увы, ваше величество, но так каждый раз. Верно говорят, что генералы всегда готовятся к прошедшим сражениям.

    -  Весьма критично, - глядя на своего генерал-адъютанта, усмехнулся Николай.

    -  Но поверьте, ваше величество, ныне делается все, что в наших силах. Открыто несколько снарядно-патронных заводов. На подходе еще три. Мы с каждым днем наращиваем темпы выпуска.

    -  А что говорят союзники?

    -  Франция сейчас и сама в положении едва ли не бедственном. Но им оказывают поддержку британцы. Помогать же России, как утверждает английский посол лорд Бьюкенен, им весьма затруднительно. В Северном и Балтийском морях рыщут германские подводные лодки.

    -  Увы, князь, - вздохнул Николай, - я полагаю, нерешительность британского парламента диктуется совсем иными причинами. Что бы там ни говорил посол, наши английские союзники не желают усиления России и установления ее контроля над Босфором и Дарданеллами.

    -  Еще бы, они намерены там обосноваться сами, и только время тянут, разглагольствуя о некоем совместном контроле всех причерноморских стран над этими проливами.

    -  Н-да. - Император вновь устремил взгляд на заснеженную лужайку, где шумная компания мальчишек со смехом топтала останки снеговика. - Вот и выходит, что помощи от кузена Георга ждать не приходится.

    Он начал барабанить пальцами по подоконнику.

    -  Забавно, друг мой. Мы с Джорджи схожи так, что если переоденемся, то, пожалуй, даже Палата общин вместе с Палатой лордов не отличат, кто из нас император Великобритании, а кто - России. И вот на тебе! Впрочем, с дядей Вилли мы тоже близкие родственники. Такая, с позволения сказать, получается склока в благородном семействе.

    Генерал-адъютант сдавленно кашлянул, не зная, что и сказать на эти слова.

    -  А вот японский микадо, - продолжал император, казалось, и вовсе не заметивший неловкой паузы, - хотя и не родственник нам, а свои обязательства по союзному договору выполняет в наилучшем виде.

    -  Так точно, - оживился докладчик. - Третьего дня в Петроград с военной миссией прибыл личный посланник микадо генерал Хатакэяма.

Быстрый переход