Loading...
Изменить размер шрифта - +
 - Третьего дня в Петроград с военной миссией прибыл личный посланник микадо генерал Хатакэяма. Японцы предлагают дополнительное количество артиллерийских снарядов и патронов сверх оговоренного, а также готовы начать поставлять винтовки Арисака, хорошо себя зарекомендовавшие, - генерал вздохнул, - в прошлой войне.

    -  Полагаю, нам это будет весьма кстати.

    -  Именно так, ваше величество. Генерал Ацзума просил вашего соизволения срочнейшим образом принять его.

    -  Запишите его, пожалуй, завтра поутру. Перед Сухомлиновым [5] . Мне представляется, это будет правильно. Есть ли еще что-нибудь?

    -  Так точно, ваше величество. Дело строго секретное. И весьма конфиденциальное. - Генерал-адъютант протянул императору папку с документами. - Это депеша, полученная только нынче. От датского короля.

    Император взял в руки бумаги и, отвернувшись от окна, начал читать.

    -  Вы уже ознакомились с посланием?

    -  Я лично расшифровывал его, ваше величество.

    -  Стало быть, читали. Если верить сообщению господина Андерсена, агента короля Дании, кайзер Вильгельм в приватной беседе весьма сожалел о начале военных действий между нашими державами и назвал это ошибкой, досадным недоразумением.

    -  По словам господина Андерсена, так оно и есть.

    -  Здесь далее записка, начертанная собственноручно дядей Вилли, в ней он указывает, насколько боевые потери Антанты превосходят потери Германии и Австрии. Сюда бы еще следовало добавить потери Турции, но об этом кайзер Вильгельм забывает. Как мне видится, вся эта цифирь служит одному делу - подтолкнуть нас к переговорам о сепаратном мире.

    -  Еще бы, он всерьез мыслил закончить войну за семь недель. Ан, нате-ка, не вышло! - Царский собеседник расправил плечи так, что густая золотая бахрома на эполетах качнулась волной, и добавил: - И не таких бивали!

    -  Не вышло, - вслед за докладчиком повторил император и добавил со вздохом: - Ну, да и у нас не больно-то выходит! Великий князь Николай Николаевич даром что могуч, а нашего сухорукого родича одолеть не может.

    -  Россияне долго запрягают, да быстро ездят, - вступился за Верховного главнокомандующего свитский генерал. - Так еще Бисмарк сказывал.

    -  Оттого его Вилли и турнул, - вновь усмехнулся Николай II. - Да, кстати. - Император внимательно поглядел на собеседника, точно сомневаясь, доверять ли ему. - От полковника Лунева какие-нибудь известия были?

    -  От него самого никак нет. Однако же генерал Джунковский сообщает, что, едва прибыв в Петроград, сей доблестный офицер сумел раскрыть целое осиное гнездо фальшивомонетчиков, работающих на австрийскую разведку.

    -  Фальшивомонетчиков?!

    -  Точно так. А руководил ими, как сообщают, некий Конрад Шультце, управляющий госпожи Лаис Эстер.

    -  Лаис Эстер? - Император наморщил лоб. - Совсем недавно я где-то слышал это странное имя.

    -  Как же, - генерал закрыл папку, - вчера только эта особа гостила у вашей сестры, Ксении Александровны.

    * * *

    Христиан Густавович поправил золотое пенсне, придавая лицу суровость и выдерживая паузу, что случалось всякий раз, когда он намеревался сообщить нечто значимое, сенсационное.

    -  Ну что, Платон Аристархович, до окончания проверки купюр еще далеко. Их, сами изволите понять, у госпожи Эстер оказалось несметное множество, но кое-какие результаты уже есть.

Быстрый переход