Изменить размер шрифта - +
Так этот мой кореш рассказывал, как кружил он над Атлантикой, и ничего не происходило, и вдруг он рванул ручку на себя. Подумал, что прямо впереди гора.
   — Может, это было облако, похожее на гору.
   — Нет. После того как он выровнялся, а они там все обложили его, что их чай расплескали, он хорошенько осмотрелся. И ничего, ни облачка в небе… абсолютная ясность. А другой парень, с которым я разговаривал, так у него еще чуднее получилось. Вот догадайтесь. Он был в четырехстах пятидесяти милях от западного побережья Ирландии, летит себе, а потом посмотрел вниз, и что же он видит? Видит человека на мотоцикле, который катит себе, будто в воскресный день.
   — По воздуху?
   — Нет, конечно. Не лепите ерунды. По воздуху на мотоцикле не поедешь. Нет, он соблюдал правила уличного движения и ехал по прямой по гребням волн. Очки, кожаные краги, дым из выхлопной трубы. Едет и никаких забот себе не знает. Джин хихикнула.
   — По водам. Как Иисус.
   — А вот этого, пожалуйста, не надо, — сказал Проссер неодобрительно. — Я сам не то чтобы, но все равно не кощунствуйте перед теми, кому этого не миновать.
   — Прошу прощения.
   — Принято.
   
   — Кто вы такой?
   — Полицейский.
   — Правда?
   — Да.
   — Нет, правда? Вы совсем на полицейского не похожи.
   — Нам положено быть мастерами переодеваний, мисс.
   — Но если вы переоденетесь чересчур ловко, никто же не будет знать, что вы полицейский.
   — Это всегда можно определить.
   — А как?
   — Подойдите чуть поближе, и я вам покажу.
   Он стоял у пропитанной креозотом калитки с резьбой вверху, изображающей восходящее солнце, а она остановилась на бетонной дорожке, по которой шла пощупать, высохло ли белье. Высокий мужчина с мясистым лицом и шеей школьника. Он стоял в неуклюжей позе, коричневое пальто доходило ему почти до лодыжек.
   — Ступни, — сказал он, указывая вниз.
   Она поглядела. Нет, они были не огромными и расплющенными, а, наоборот, не очень большими. Но что-то странное в них было… смотрят не в ту сторону? Вот-вот! Их носки были вывернуты наоборот.
   — Вы надели сапоги не на ту ногу? — спросила она.
   — Ну что вы, мисс. У всех полицейских ступни такие. Это в правилах указано.
   Она почти ему поверила.
   — Некоторых новичков приходится ОПЕРИРОВАТЬ, — добавил он тоном, наводившим на мысль о сырых темницах.
   Тут она засмеялась. И снова засмеялась, когда он вернул скрещенные под полами пальто ноги в нормальное положение.
   — Вы пришли арестовать меня?
   — Я пришел насчет затемнения.
   В воспоминаниях такое знакомство с собственным мужем казалось ей странным. Но, возможно, не более странным, чем некоторые. А в сравнении с другими, так почти многообещающим.
   Он еще раз заглянул насчет затемнения. А в третий раз просто случайно проходил мимо.
   — А вы не хотите сходить в пивную на танцы в кафе-кондитерскую погулять покататься познакомиться с моими родителями?
   Она засмеялась.
   — Думаю, что-то мама одобрит.
   И что-то было одобрено, и они начали встречаться. Она обнаружила, что глаза у него темно-карие, что он высокий, немножко непредсказуемый, но в первую очередь высокий.
Быстрый переход