Изменить размер шрифта - +

Честно говоря, все эти четыре года совместной жизни были не такими, о которых можно было бы сожалеть.

Я спустился по лестнице и вдруг вспомнил, что забыл главное. Вернулся и позвонил. Елена Михайловна, так звали мою теперь уже бывшую супругу, открыла дверь и вопросительно посмотрела на меня.

Я достал бумажник и отсчитал пять сотен.

— Передашь Николаю и Юрке. На первое время им хватит, потом еще подкину.

Юрка и Николай — это мои племянники, сыновья погибшего в Афганистане брата. Они приехали ко мне в прошлом году после поступления на первый курс политехнического института. Оба перед этим прошли службу в армии. Николай был старше своего брата на год и после армии работал некоторое время механиком в гараже. Они жили со своей матерью в Одессе. Мы с Еленой два раза были у них летом и теперь настала наша очередь дать приют родственникам. Впрочем, я успел к ним сильно привязаться, хотя оба были порядочными оболтусами и больше уделяли времени юбкам, чем учебникам.

— Ты что, так мне ничего и не скажешь? — почти обиженно проговорила Елена. Она смотрела вниз, мне под ноги.

— Ты во всем права! — ответил я.

— Если бы ты захотел…

Но я уже сбегал по лестнице.

Внизу меня ждал Борис Иванович — завхоз нашего стационара. Он успел загрузить УАЗик спортивным инвентарем. Здесь были десятка три пар лыж, спортивные луки, ботинки с коньками, ящика три со школьными тетрадями. Последнее меня очень обрадовало, так как с бумагой было довольно трудно.

— Ну что, поехали? — встретил он меня, уступая место в кабине.

— Да сидите, пожалуйста. Я с удовольствием поеду в кузове.

Я уселся поудобнее на груду мягких узлов.

— Что здесь?

— Одеяла, простыни. Будете курить? Я достал ваши любимые, — он протянул мне пачку «Лигерос».

— Вот спасибо! — обрадовался я.

С куревом становилось все хуже, а что касается кубинских, которые я предпочитал всем остальным за их крепость, то их вообще невозможно было достать.

— Как там без меня? Все в порядке?

— Не совсем.

— Что такое?

— Опять мак!

— Что?! Весной? Откуда?

— Вероятно, у местных остался запас коробочек.

— И кто же?

— Все та же Светка!

Эта Светка, вернее Светлана Шевцова, восьмиклассница, была настоящим бичом нашей школы. Здоровая шестнадцатилетняя девка, сидевшая по два года в шестом и седьмом классах, была дочерью весьма почтенных родителей. Ее папа, известный конструктор и членкор, привез ее в школу прошлой осенью.

— Я уже ни на что не надеюсь! — признался он. — Попробуйте своими методами. Может что‑то получится. Заприте ее в сурдокамеру хоть на месяц, хоть на год, делайте с нею что хотите, только вылечите!

Светлана начала свою жизнь в нашей школе с того, что переспала со всеми мальчиками из десятого класса. Как она ухитрилась не забеременеть — уму не постижимо. Но это — мелочь! С собою из дома она привезла изрядный запас маковой соломки. Этой соломкой была туго набита ее ковровая подушечка. Конечно, никому и в голову не пришло, что Светкина подушечка содержит в себе адское зелье. Его присутствие в школе было обнаружено лишь после того, когда Светлана и две ее подруги по комнате стали проявлять характерные признаки «балдения». Светку трижды закрывали в сурдокамеру. Кстати, я обнаружил, что процесс «ломки» в ней протекает гораздо слабее. После третьего раза, когда она просидела там целую неделю и к ней были применены методы направленного информационного воздействия, корректирующие фоновую ритмику, поведение ее значительно улучшилось и она стала проявлять интерес к учебе.

Быстрый переход
Мы в Instagram