Loading...
Изменить размер шрифта - +
Струившийся над планетой приглушенный золотистый свет не делал картину привлекательнее. Уже можно было различить континенты и океаны, облака и штормы – перед ними разворачивалась панорама стареющей планеты.

За бортом раздался свист, температура быстро поднялась до критической отметки. Рейт осторожно прибавил энергии в защитном поле. Корабль замедлил движение, стрелка на приборе задрожала и вернулась, наконец, в нормальное положение. В машинном отделении что‑то щелкнуло, и корабль снова стал беспомощно падать на планету.

– Мы возвратились к тому же, с чего начали, – пробормотал Рейт. – Сейчас мы выпустим закрылки на несущей поверхности. Будет лучше, если пригнемся к креслам катапульты. – Выдвинув боковые подкрылки, он удлинил горизонтальные и вертикальные стабилизаторы, так что корабль из свободного падения перешел в снижающееся планирование. – Что представляет собой атмосфера? – спросил он.

Вондер посмотрел на показания анализатора: «Пригодна для дыхания. Похожа на земную».

– Хоть какое‑то утешение, – отметил с облегчением Вондер.

Они прильнули к сканоскопам и смогли, наконец, различить отдельные детали. Под ними простиралась широкая равнина или степь, кое‑где покрытая невысокими холмами и растительностью.

– Никаких следов цивилизации, – определил Вондер. – Во всяком случае, под нами ничего не наблюдается. Может быть, там, впереди, на горизонте… Эти серые пятна… Если нам удастся посадить корабль и никто не помешает пока будем ремонтировать систему контроля, то сможем неплохо подготовиться… Но этих подкрылков совершенно недостаточно для быстрой посадки. Было бы правильнее с максимальной осторожностью спланировать вниз и в последний момент катапультировать.

– Разумно, – согласился с ним Вондер и сообщил, – Это напоминает лес. Во всяком случае, растительность – идеальное место для аварийной посадки…

– Ну что ж, тогда вниз, – сказал Рейт.

Корабль пошел вниз, поверхность неслась прямо на них. Впереди возникло что‑то вроде опушки темного леса.

– При счете «три» катапультируемся, – сказал Рейт. Он немного поднял корабль, чтобы замедлить скорость падения. – Раз… два… три… Пошли!

Заслонки катапульты отодвинулись, и кресла выбросило наружу. Рейт скользнул в пустоту: «Где же Вондер? Либо не раскрылся его парашют, либо зацепилось кресло». Он бросил взгляд на корабль. Действительно, Вондер беспомощно повис за его бортом. Парашют Рейта раскрылся, и он раскачивался на нем из стороны в сторону. Снижаясь, он зацепился за сук и застрял на дереве. От боли он чуть не потерял сознание. Рейт видел, как корабль, пролетев сквозь деревья, упал в болото. Пол Вондер по‑прежнему неподвижно висел на ремнях. Горячий металл потрескивал, под кораблем что‑то шипело. А вокруг царила абсолютная тишина.

Рейт пошевелился. Движение вызвало резкую боль в плечах и груди. Рейт завис примерно в пятнадцати метрах от поверхности на дереве с блестящими черными ветками и стройным черным стволом, дрожавшим от каждого его движения. Как он отметил ранее, солнце здесь было более мутным и желтым, чем на Земле, и все предметы отбрасывали коричневые тени. Воздух был пропитан неизвестными ароматами. Через пробитую кораблем просеку ему было видно болото, Вондер, висевший головой вниз в люке катапульты. Его лицо от поверхности болота отделяло расстояние всего в одну ладонь. Если болото и дальше будет засасывать корабль, он несомненно захлебнется. Рейт снова лихорадочно попытался избавиться от ремней. Но от боли у него закружилась голова, и он на какое‑то мгновение потерял сознание. Руки стали ватными, и когда он попробовал их поднять, послышался хруст в плечевых суставах. Ему никак не удавалось освободиться от катапультного оборудования, чтобы помочь Вондеру.

Быстрый переход