Изменить размер шрифта - +
Однако теперь, когда у Конана в кармане лишь ветер гулял, хитрая девка не одарила варвара даже улыбкой. Зато вокруг Ингольфа она выплясывала так, будто он был ее старым возлюбленным, нежданно-негаданно возвратившимся с войны.

Как и стаканчик для игры в кости, пивная кружка тоже была сделана из кожи. Швы в кружке промазаны пахучей смолой, чтобы не пропускала влагу.

Откинувшись к столбу, подпиравшему крышу трактира, киммериец засунул большой палец за свой широкий пояс, усеянный заклепками, поднес кружку ко рту и отхлебнул. Безрукавка оставляла открытыми крепкие руки. Шея могучего варвара напоминала перевитые якорные канаты. Потрепанные штаны и отороченные мехом сапоги, уже давно верой и правдой служившие Конану и изрядно поношенные, теперь вместе с мечом составляли единственное имущество киммерийца. Несколько дней тому назад он проиграл лошадь и седло, лук и стрелы, копье, щит и даже кинжал. Но все это ничего не значило для Конана. Ему нравилась такая жизнь. Он знал, что всегда сможет найти способ подзаработать воинским искусством. До тех пор, пока с ним его меч и его мастерство, все остальное – дело наживное.

Он поставил на стол полупустую кружку и огляделся – не улыбнется ли ему удача где-нибудь здесь. Однако перспектива была малообещающей. Час был поздний. В очаге тлели одни угли. Несколько припозднившихся завсегдатаев "Меча и Посоха" пили и лениво играли в кости. Большинство из них были старыми ветеранами, чьи лучшие дни давным-давно миновали. За одним из столов в одиночестве сидел человек в шелковой одежде, с шелковой лентой на голове. Этот шелк отливал странным фиолетовым цветом. Конан заметил, что незнакомец пристально рассматривает его. Но киммериец не собирался обращать внимание на этого "шелкового" франта. Конан не желал иметь никаких дел с человеком, который вырядился в тряпки такого цвета.

Харчевня представляла собой обычный солдатский кабак. Стены увешаны разнообразным оружием, по углам торчат деревянные бюсты знаменитых немедийских полководцев былых времен. На многих из них остались отметины. Похоже, что они служили мишенями в те дни, когда уважаемые посетители состязались в метании кинжалов. Служанки могли сравниться в привлекательности с деревянными генералами. Конан допил свой эль и встал. Подхватив меч, киммериец повесил клинок на пояс.

– Счастливо оставаться, Ингольф. Возможно, когда-нибудь мы с тобой еще встретимся. Может быть, разнообразия ради мне повезет в игре так же, как везло на войне в прошлый раз.

Рыжеволосый кивнул:

– Воюют много, а хороших воинов мало. Я уверен, мы еще встретимся.

Они пожали друг другу руки. И никто из них не обмолвился о том, что следующая встреча могла произойти на поле битвы, где бывшие приятели сойдутся в смертельной схватке. Это подразумевалось само собой. Бывалый наемник о таких пустяках не вспоминает.

Конан прошел мимо столов и, поднявшись по ступенькам, выбрался на улицу. Как обычно, выходя из освещенного помещения в ночную темноту, он сразу, отступил в сторону, прислонился спиной к стене и подождал, пока глаза привыкнут к темноте. Обыкновенным людям для этого требуется несколько минут. Конану хватило и секунды. Конан прекрасно понимал, что для того, чтобы погибнуть, достаточно как раз этих нескольких секунд. И чаще всего эта неприятность случается с теми, кто слепо шагает вперед. На улице было тихо, только поскрипывала вывеска наверху. Вдалеке Конан различил свет. Это один из городских факелов, что установлены здесь на каждом углу. Ночная стража была обязана постоянно поддерживать их горящими. На самом деле если хотя бы один из четырех факелов горел в ночное время – это было уже очень хорошо.

Конан слегка напрягся, когда еще один посетитель вышел из харчевни. Человек этот стоял прямо под вывеской и всматривался в темноту. Сперва в одну сторону, потом в другую, будто искал кого-то. Спустившись со ступенек, он замер, затем еще раз огляделся.

Быстрый переход
Мы в Instagram