Изменить размер шрифта - +
Он очень ловко дал тебе понять, что он, Юлус, как раз тот человек, который тебе нужен, дабы заменить твоего брата. Но Делия видела все. – И повернувшись к Юлусу, Конан спросил прямо: – Эй, ты, я тебя спрашиваю: Делия видела?

– Предполагала, – проворчал Юлус. – Но держала свои предположения при себе. Девка рассчитывала использовать это для того, чтобы удержать Максио подле себя. Когда она почувствовала, что Максио ей не удержать, то заявилась ко мне и стала угрожать. – Внезапно Юлус развернулся и вонзил свой меч Бомбасу в живот. Движение было стремительным. В следующее мгновение он уже вырвал свой меч из туши и с ухмылкой посмотрел на Конана: – Король не оставит своей благодарностью человека, казнившего проворовавшегося городского голову. Как ты считаешь?

– Этому человеку не предоставится такой возможности! – отозвался Конан. С еще большей стремительностью, чем Юлус, киммериец нанес своему врагу рубящий удар. Спокойно блокировав выпад, Юлус отступил на шаг. Однако через некоторое время во взгляде его появилась тревога, сменившаяся ужасом. Конан наращивал темп. Юлус понял, что долго не выдержит. Он громко завопил, призывая подмогу, но крик его утонул в оглушительном шуме, доносящемся снаружи.

– Это ведь не то что пытать связанного? – говорил Конан, не замедляя смертоносного ритма ударов.

С расширенными от ужаса глазами Юлус резко отпрыгнул в сторону, одновременно делая выпад. Конан ожидал подобного приема и успел пригнуться. Он почувствовал, как лезвие скользнуло по стальному шлему, а в следующее мгновение уже догонял убегающего Юлуса. Три прыжка – и клинок Конана пронзил беглеца насквозь. Ярко-алая кровь струей брызнула из страшной раны.

– Трус всегда умирает как трус, – назидательно заметил Конан. Повернулся и пошел назад, к Ксантусу. Тот удовлетворенно взирал на тушу Бомбаса. Затем он поднял взгляд на приближающегося варвара:

– Я… Я еще не могу сейчас заплатить, Конан. Мне нужно собрать деньги. Но я обещаю тебе, что заплачу.

– Ты уже ничего больше не сделаешь, – прорычал киммериец, – потому что тебе больше не жить. В тех амбарных книгах твое имя также значится.

В дверях появилась фигура в полудоспехе. Ермак! Клинок его был заляпан кровью.

– Конец! Проклятые рудокопы сломали строй моих бойцов!

Ксантус показал на Конана:

– Ермак, прикончи этого варвара! Я сделаю тебя богатым, если ты убьешь его для меня!

– Да, я отрежу яйца этому киммерийскому псу! – крикнул Ермак. – Но не ради твоих денег, ты, глупая старая кочерыжка! Ты-то все равно мертвец. С минуты на минуту здесь будут люди короля.

– Я еще полюбуюсь, как вас обоих вздернут! – завопил Ксантус. Затем он бросил вниз испуганный взгляд. Поднявшаяся с пола рука схватила его за край одежды. Бомбас из последних сил потянул старого скрягу к себе.

– Отпусти меня! Ты ведь уже покойник!

– Из-за тебя, – прохрипел Бомбас, – из-за тебя, тварь, умерла моя Лоринда!

– Это было ТВОИХ рук дело! – взвизгнул Ксантус.

– Кто такая Лоринда? – поинтересовался Ермак.

– Женщина, которую они оба когда-то любили, – ответил Конан. – Давным-давно. Эй, послушай, нам с тобой нечего делить. Тут все кончено.

– Да, это так, но драться все же придется, – угрюмо сказал Ермак. – Ты хоть знаешь, ЧТО погубил? Целый город, отданный на разграбление. И ты все это разрушил. Как только ты здесь появился, все пошло наперекосяк. Так что защищайся!

С этими словами Ермак атаковал киммерийца.

Сражаться с Ермаком совсем не то что сражаться с Юлусом. Ермак силен, быстр, прекрасно владеет мечом. Кроме того, он был лучше защищен.

Быстрый переход
Мы в Instagram