Loading...
Изменить размер шрифта - +

— Постараюсь, Хорнблауэр. Но я не могу торопить Адмирала Флота. Я не могу торопить лорда Сент-Винсента. Я не могу торопить лорд-мэра — ни даже его представителя.

— Понимаю, это будет очень трудно, сэр.

— Я постараюсь, Хорнблауэр. Но все равно они должны будут позавтракать.

Губернатор указал на соседнюю комнату, где матросы с траурными повязками накрывали на стол под присмотром одноногого лейтенанта. На буфете уже стояли пироги, ветчина, запеченное мясо, на ослепительно белой скатерти — серебряные приборы. На маленьком буфете надежный унтер-офицер расставлял графины и бутылки.

— Хотите подкрепиться? — спросил губернатор. Хорнблауэр взглянул на часы — это уже вошло у него в привычку.

— Спасибо, сэр. У меня есть три минуты. Приятно было поесть, тем более, что он на это совсем не рассчитывал. Приятно было проглотить несколько кусочков ветчины, которые иначе отправились бы в желудок адмирала Паркера. На глазах у изумленного унтер-офицера Хорнблауэр запил ветчину стаканом воды.

— Спасибо, сэр, — сказал он губернатору, — теперь мне пора идти.

— До свиданья, Хорнблауэр. Удачи вам.

На набережной уже начинало светать — достаточно, чтоб, по определению Магомета, отличить черную нитку от белой. Река кишела разнообразными мелкими судами. Ветер Доносил плеск весел и отрывистые морские команды. Вот шлюпка с «Атропы», на корме ее Смайли и Хоррокс, здесь жe дежурные шлюпки. Прибыл еще один отряд матросов.

Начинался горячий денек. Да, горячий. Надо было распределить команду по тридцати восьми шлюпкам, расставить их по порядку, растянув на целую милю. Нашлись дураки, неправильно понявщие приказы, и дураки, вовсе их не понявшие. Хорнблауэр носился на гичке туда-сюда, поминутно вынимая часы, в довершение ко всему, торговцы грогом уже шныряли в своих лодчонках между шлюпками и, очевидно, заключили из-под полы не одну сделку — то там, то сям Хорнблауэр замечал красные носы и дурацкие усмешки. Хоррокс, на погребальной барке, не рассчитал, подходя к причалу — неуклюжее судно, подгоняемое ветром и течением, с громким треском врезалось правой раковиной в причал. Хорнблауэр открыл было рот чтоб выругаться, но сдержался. Если орать по всякому поводу, скоро потеряешь голос. Достаточно было метнуть на несчастного Хоррокса гневный взгляд. Здоровенный детина сник под этим взглядом и тут же принялся орать на гребцов.

Надо признать, что церемониальные барки представляли собой, на взгляд моряка, душераздирающее зрелище. Двенадцати весел с трудом хватало, чтоб удерживать на курсе более чем сорокафутовую посудину, а громадные кормовые каюты действовали, как хорошие паруса. Хорнблауэр оставил Хоррокса мучиться со своей баркой и опять шагнул в гичку. Они прошли вниз по течению, потом вверх. Вроде все в порядке.

Хорнблауэр опять вышел на набережную, и, глядя на воду, убедился, что отлив кончился. Поздновато, конечно, но все равно хорошо. Из госпиталя долетел высокий и чистый звук трубы. Немузыкальному уху Хорнблауэра эти звуки не говорили ничего, но достаточно было их услышать. Ополченцы выстроились вдоль дороги от госпиталя до набережной, и из госпиталя выступили сановники, попарно, впереди наименее важные. Шлюпки и барки начали подходить к причалу в обратном порядке номеров — какого труда стоило Хорнблауэру втолковать это унтер-офицерам, командующим шлюпками. Взяв пассажиров, они выстраивались на реке, восстанавливая прежний порядок. Одна или две шлюпки все-таки подошли не в очередь, но сейчас это некогда было исправлять. Сановников, не давая им возразить, теснили в чужие шлюпки. Все более важные лица прибывали на причал.

— Герольды и помощники герольдов, среди них мистер Паллендер. А вот наконец и главный плакальщик — Адмирал Флота сэр Питер Паркер, за ним Блэквуд в качестве пажа несет край мантии, за ним восемь адмиралов, с печальными — как предписывает устав — выражениями лиц.

Быстрый переход