Loading...
Изменить размер шрифта - +

И настал день, когда остатки флота ванриан были окружены невдалеке от Альтаира. В последней, яростной схватке звездные рыцари были полностью уничтожены. Затем наступил черед Рина. Запылали космодромы, вспыхнули словно свечи корабли, фейерверком взорвались склады с космическим оружием.

И настала тьма…

– Запомните хорошенько увиденное, – загремел в мозгу Файрли голос ллорна. – Такой же будет и ваша судьба, если вы не вырвете из своих сердец семя зла!

Внезапно на Файрли обрушилась волна такой нестерпимой стужи, что он закричал и, потеряв сознание, упал ничком.

Когда филолог очнулся, то увидел над собой сияющие сферы искусственных солнц. Он лежал на спальных мешках, а рядом стояли обеспокоенные Рааб и Винстед.

– Они… они ушли? – еле слышно прошептал Файрли разбитыми в кровь губами.

– Да, похоже на то, – нервно ответил Рааб. – Там, на площади тьма сначала сгустилась, а затем стала постепенно рассеиваться. Но мы с Винстедом не стали ждать, а подхватили вас на руки и прибежали сюда, в Замок. Бог мой, что я увидел, когда проклятые ллорны вошли в мой мозг… На всю жизнь запомню картины этой галактической бойни!

– Да, это было ужасно, – пробормотал Винстед. Его невозможно было узнать – пухлое самодовольное лицо за какой‑то час превратилось в серую маску с обвисшими щеками, мешками под глазами и трясущимися белыми губами. – Боб, вы в состоянии говорить? Мы с Раабом хотели бы знать, о чем вам рассказывали ллорны…

Набравшись сил, Файрли коротко пересказал все услышанное от повелителя Вселенной.

– Это та сторона медали, о которой мы не знали, – после долгой паузы прошептал Рааб, остекленевшими глазами глядя на сияющие шары «солнц». – Даже нынешние ванриане не знают о ней… или не хотят знать.

– Вы считаете, что ллорны рассказали правду? – с сомнением спросил Винстед.

– Вряд ли они пролетели пол‑Галактики, чтобы солгать каким‑то полудиким землянам, впервые вышедшим в большой космос. Я думаю, ллорны сказали правду. И еще больше я верю в их предостережения и в их угрозы.

Откуда‑то из глубины зала выплыли фигуры остальных членов экспедиции. Вид у всех был испуганным и смущенным, словно людям было неловко за свою трусость.

– Что случилось, доктор Рааб? – нерешительно спросил Хэджулин. – Вы говорили с ллорнами?

Рааб не ответил. Он достал из кармана комбинезона очки, подышал на них, тщательно протер носовым платком, а затем вновь спрятал. Руки его заметно дрожали.

– После смерти Кристенсена и Де Витта мы остались без руководства. Как главный научный специалист экспедиции я беру командование на себя. Нет возражений?

Возражений не было.

– Мы немедленно уходим отсюда, – продолжал Рааб уже более уверенно. – И покинем Рин так быстро, как только сможем.

Хэджулин нетерпеливо перебил его:

– Это понятно, командир, но мы хотели бы узнать, о чем вы говорили с ллорнами!

– Мы расскажем вам об этом в звездолете – сейчас нельзя терять времени. Но, главное, мы должны рассказать об этом всей Земле.

– Нам заткнут рты, – грустно сказал Файрли. – Вы думаете, Белый дом захочет рисковать своей репутацией из‑за каких‑то ллорнов?

– Посмотрим, – хладнокровно ответил Рааб. – В конце концов, космодромы есть не только в Америке… Мы обдумаем все как следует на пути к Земле. Я знаю одно: нельзя допустить, чтобы наша планета превратилась в новый Рин из‑за какого‑нибудь безголового фанатика типа Де Витта. Ладно, пора собираться…

Без долгих уговоров участники экспедиции быстро свернули свой нехитрый бивак и с чувством облегчения вышли из Замка Солнц.

Быстрый переход