Loading...
Изменить размер шрифта - +
Изумлённые деятели из Аненербе вскочили с кресел и сгрудились возле стеклянного полигона. Мыши, сожрав мясо, снова бросились к поилке, напились воды и стали кровожадно поглядывать друг на друга, издавая при этом утробные, рычащие звуки. Не дожидаясь, когда они сцепятся друг с другом, профессор фон-Клозе резко дёрнул стальной рычаг и открыл дверцу, ведущую к котам. Стеклянный полигон был изготовлен таким образом, что из него легко доносились звуки и коты слышали, что происходит за дверцей, а потому стали громко шипеть, фыркать и издавать боевые звуки.

Едва дверца открылась, боевые горилломыши ринулись в атаку и стеклянном ящике разыгралась смертная битва, на которую Грета смотрела с ужасом и слезами на глазах. Девушка внезапно поняла, что именно создала и во что может превратиться её генная сыворотка. Мыши, обычно панически боящиеся даже котят, а не то что матёрых котов-крысоловов, ловких и опытных бойцов с острыми когтями и большими клыками, набросились на них так стремительно, словно были хищниками, а не грызунами. При этом, не смотря на свои небольшие размеры они были просто чудовищно сильны и отличались молниеносной реакцией. От клыков и когтей котов они уворачивались играючи, зато те не могли от них увернуться. Пятеро уже довольно пожилых немцев глядя на эту схватку веселились. Они громко хохотали и подбадривали дойче кампфмаусов профессора фон-Клозе.

Кошачья шерсть летела клочьями, вскоре толстое, многослойное бронестекло было забрызгано изнутри кровью, но баварские коты, сражавшиеся не на жизнь, а на смерть, не сдавались. С диким воем они пытались вцепиться клыками в своего врага, но силы явно были неравны. Вся в слезах Грета не выдержала и выбежала из каминного зала, но к ней тотчас подошли трое эсэсовцев и препроводили девушку в её покои. Из-за того, что Дитрих, Хельга, Отто, Курт и Хайнц очень уж интересовались секретами подземелья, как за ними, так и за девушкой было установлено негласное наблюдение. Они, как это и было оговорено, не стали посвящать Грету в свои планы относительно организации моего побега, намеченного на сегодняшнюю ночь, зато дядина охранка об этом уже знала. Знал об этом, естественно, и Вернер фон-Клозе, который хотел разыграть эту карту в своих интересах. Всю минувшую неделю в соседней камере шли работы. Её срочно укрепляли и пристраивали к стене, отделявшей от моей, автоматическую стальную дверь, для чего была вскрыта стальная обшивка камеры и разобрана каменная кладка на ширину стальной плиты.

Теперь было достаточно взрыва шести пороховых зарядов, чтобы плита влетела внутрь моей камеры и был освобождён проход во вторую камеру, где профессор собирался превратить в монстров нескольких заключённых своего концлагеря и если я не соглашусь стать донором, то это будут мои новые немецкие друзья. Неподалёку от этого "подземного ристалища", было подготовлено к натурным испытанием второе. Там завтра должны были сразиться с молодым, могучим самцом гориллы три симпатичные, эфиопские зелёные мартышки. В том числе и на это зрелище пригласил полюбоваться своих дружков Вернер фон-Клозе, который был просто счастлив от того, что его племянник вооружил его весьма сильнодействующими аргументами, нацеленными на меня и Грету. Сегодня ночью все пятеро моих друзей будут арестованы. Хельга в замке, где должна будет тайком разбудить Грету и помочь ей спуститься по верёвочной лестнице из окна, Дитрих и Курт возле моей камеры, когда будут пытаться открыть дверь, а Отто и Хайнц на подступах к ангару, где стояла новенькая грузопассажирская "Тётушка Ю".

Между тем коты как не сражались, спасая свою жизнь, так ничего не смогли поделать с двумя дойче кампфмаусами. Те их попросту изувечили так, что бедные коты уже не могли сопротивляться и они принялись пожирать их живьём. Профессор позвонил в колокольчик, в зал явилось восемь здоровенных эсэсовцев и он приказал им унести стеклянный ящик и спустить его в нижнюю лаборатория. Заодно он приказал как-то разделить горилломышей, рассадить их по отдельным клеткам в виварии и внимательно наблюдать за тем, как они будут вести себя дальше, после чего сказал:

- Вот так, господа, тайно высаживая наших специалистов на вражеской территории, которые сделают взрослым мужчинам и женщинам инъекции моего нового препарата, мы сможем без лишних хлопот нанести врагу колоссальный ущерб в людской силе.

Быстрый переход