Loading...
Изменить размер шрифта - +
Будто мы этого не знали. Дитриха и Отто арестовали возле двери моей камеры, когда они пытались открыть её, а двоих других заговорщиков при попытке забраться в ангар. Всех пятерых немедленно заточили в камеры подземной тюрьмы. Одна только Грета безутешно рыдала в спальной и проклинала себя за то, что она отдала в руки своему дяде столь страшное генетическое оружие, но уже было поздно что либо поделать. Больше всего она боялась, что дядя превратит Дитриха в кровожадное чудовище.

Наутро меня разбудил грохот взрыва и упавшей на стальной пол десятимиллиметровой плиты с длинными анкерами. Вслед за этим из динамиков загрохотал злорадный голос профессора:

- Петер, друг мой, вставайте, вас ждёт незабываемое зрелище. Работа завершена и на основе вашей крови мне удалось получить просто фантастическую по силе воздействия генетический препарат. Дверь открыта и вы можете войти и посмотреть на то, во что превратились всего за ночь две белые лабораторные мыши.

Можно подумать, что я этого не видел. Нехотя поднявшись с кровати, я умылся, побрился механической бритвой, оросил лицо одеколоном "Кёльнише вассер", что по-французски как раз и есть одеколон - кёльнская вода, после чего оделся, обулся и вышел в соседнее помещение через толстую, стальную дверь, оснащённую мощным электрическим приводом. По площади оно было точно таким же, как и моя камера, вот только в нём перед стальной решеткой с раздвижными дверями не было ничего, кроме деревянного табурета. За первой решеткой стояла от пола до потолка вторая, поодаль от неё стол, за котором сидел профессор со своими дружками из Аненербе и Гретхен, с покрасневшими после бессонной ночи глазами. Неподалёку на лавке сидели мои друзья, которых уже переодели в полосатые лагерные робы, а у них за спиной стояли эсэсовцы с "МП-40" в руках. В той же клетке, которая находилась посередине, стояла большая клетка с автоматической дверью, в которой сидел бедняга Макс, добрейшее животное по словам моих друзей, а также две клетки поменьше. В них злобно рычали два дойче кампфмауса. Посмотрев на них, я насмешливым голосом крикнул, прежде чем сесть на табурет:

- Вернер, ты просто бесподобен в своей беспросветной глупости. Неужели ты думаешь удивить меня этим? Эх, глупый, бездарный дурень, как же мне тебе объяснить, что истинная ценность гениального открытия Греты Фрайтаг заключается совсем в другом. Ладно, давай посмотрим на то, как твои кампфмаусы порвут на куски и сожрут беднягу Макса. Мне искренне жаль его.

- О, это ещё не всё, Петер, - нахально ответил мне профессор кислых щей, - сейчас ты увидишь, как я произведу на свет трёх кампфмееркатце. Сначала с ними сразится Макс, а потом наступит твоя очередь, мой дорогой друг-нефилим, показать свою силу.

Быстрый переход