Loading...
Изменить размер шрифта - +

– Ты звала меня, и я пришел.
– Я не могу поверить.
– Но ты любишь?
– Люблю.
– Тогда просто протяни руку.
Вероника чувствовала в себе новую, неведомую силу. Каждая клеточка ее тела дивно вибрировала, даруя удивительное, прекрасное ощущение могущества и наполняя душу колоссальной уверенностью. Казалось, что стоит лишь захотеть, стоит собрать в кулак волю, и любое желание будет исполнено!
– Надо просто захотеть.
Девушка с улыбкой посмотрела на своего друга, окутанного золотистым сиянием:
– Я могу!
– Я знаю, любимая!
Ее рука проникла в черную поверхность зеркала и дотронулась до чего-то теплого, нежного, желанного.

* * *

Цитадель, штаб-квартира Великого Дома Навь.
Москва, Ленинградский проспект,
30 июля, понедельник, 20:17
– А что ты скажешь вот об этом всплеске? – поинтересовался Тамир, указывая на монитор.
Доминга, высокий нав, к которому обращался Тамир, молча подошел к столу и прищурил черные глаза:
– Ты специально ищешь самые слабые проявления магической энергии?
– Ты сам поспорил, что сможешь определить, какое заклинание работает, только по показаниям монитора, – ухмыльнулся Тамир. – Девять случаев из десяти, и две сотни на кону. Один прокол у тебя уже был.
– Поспорил, поспорил, – проворчал нав, потирая виски. Доминга, опытнейший маг-предсказатель, и шас Тамир Кумар, специалист по теории вероятностей и математической логике, а также великолепный компьютерщик, составляли знаменитую пару “ласвегас” – команду личных аналитиков комиссара Темного Двора. Двухъярусный кабинет в Цитадели, который они занимали, представлял собой удивительно запутанное сочетание компьютерной барахолки и антикварного склада. Многочисленные мониторы, серверы и системные блоки мирно уживались в нем с бронзовыми конструкциями, ретортами, порошками в причудливых колбах и старинными манускриптами. “Ласвегасы” работали на сочетании магии и современных технологий и считались лучшими в Тайном Городе специалистами в этой области.
Сейчас они занимались в общем-то несвойственным для себя делом: маялись дурью со скуки. Доминга высказался в том смысле, что сможет сам, без помощи “железа”, вычислить, на какое заклинание расходуется магическая энергия в любой точке Тайного Города. При этом нав неосмотрительно не уточнил нижний предел мощности всплеска, и Тамир, жаждущий проучить напарника, запустил все сканеры и тщательно следил за всеми строящимися в Тайном Городе арканами, выдергивая для Доминги самые незначительные импульсы. Тотальное сканирование стоило очень недешево и использовалось крайне редко, в исключительных случаях, но в Темном Дворе не считали расходы “ласве-гасов”, и аналитики могли себе позволить легкое развлечение в качестве тренировки.
– Ну что? – Шасу надоело ждать. – Записываем прокол? Наличные у тебя с собой?
– Размечтался! – Доминга открыл глаза. – Кто-то решил скрасить вечерок и вызват инкуба.
– Инкуба? – недоверчиво переспросил Тамир. – Кому нужны инкубы? Только энергию зря переводить!
Любвеобильные духи, временно обретающие плоть под действием несложного заклинания, пользовались большой популярностью в Средние века. В последнее время маги, как правило, предпочитали натуральных партнеров.
– Нельзя быть таким меркантильным, – покачал головой нав. – Во-первых, натурам, склонным к романтике, свойственно искать идеал, а когда таковой не находится, создание инкуба – единственно возможный выход.
– Тоже мне выход.
– Я же сказал, натурам, склонным к романтике. Тебе этого не понять. – Доминга потянулся. – А во-вторых, качественно вызванный инкуб имеет массу достоинств по сравнению с реальным любовником.
Быстрый переход