Loading...
Загрузка...

Изменить размер шрифта - +

Еще один взгляд в ее сторону.

— Мне скучно.

— Вот что, — внутри ее была пустота, и она жаждала заполнить ее словами. — Ладно. Тогда почему вы перебрались в Кулак Ангела?

— Видимо, по той же причине, что и вы. Хотелось поменять обстановку.

— Просто вас уволили в Чикаго.

— Меня никто не увольнял.

— Разве вы не отмолотили своего босса и не были затем уволены из «Трибьютн»? Так мне, во всяком случае, говорили.

— Я врезал тому, кого условно мог бы назвать своим коллегой. Этот тип украл у меня тему для статьи. А поскольку редактор — он же дядя этого подонка — поверил не мне, а ему, я все бросил и уехал.

— Писать книги. Это интересно?

— Пожалуй, да.

— Готова спорить, вы прикончили того мерзавца в своем первом же детективе.

На этот раз он взглянул на нее с некоторым интересом.

— Точно. Избил его до смерти лопатой. Недурной способ расквитаться.

— Раньше я любила читать триллеры и детективы. Но потом… в общем, на какое-то время пришлось бросить. — Она продолжала спуск, стараясь не обращать внимания на боль в ногах.

Спускаться надо иначе, чем подниматься, думала Рис. Как Броуди. Стараться наступать на пальцы, а не на пятки.

— Было бы неплохо прочесть одну из ваших книг.

— Почему бы нет, — равнодушно хмыкнул Броуди.

 

6

 

 

В полном молчании они пересекли луг, затем обогнули заросший камышом пруд. Именно здесь, вспомнила Рис, она видела уток. А еще цаплю. И бедную пойманную рыбу. Сейчас все плыло перед ней, как в тумане. А тело будто налилось свинцом.

— Броуди!

— Я тут.

— Пойдете со мной в полицию?

Он остановился, чтобы попить, затем протянул бутылку Рис. И опять она подивилась невозмутимости его взгляда. Глаза у Броуди были темно-зелеными, как листва на исходе лета.

— Мы позвоним из моего дома. До него ближе, чем до города.

— Спасибо.

На душе у нее сразу полегчало. Она снова зашагала в направлении Кулака Ангела, с трудом переставляя измученные ноги.

Желая сосредоточиться, Рис стала мысленно перебирать рецепты, представляя, как бы она приготовила то или иное блюдо.

— Звучит неплохо, — заметил Броуди, выводя ее из задумчивости.

— Что?

— Да то, что вы там готовите. Если не ошибаюсь, жареные креветки?

Нечего стыдиться своей рассеянности, подумала она. Сейчас ей просто не до того.

— Точно. Жареные креветки. Не знала, что говорю вслух, — она смотрела прямо перед собой. — Увы, это моя проблема.

— Не вижу в этом никакой проблемы, кроме того, что я голоден, а креветок тут днем с огнем не найдешь.

— Мне просто нужно думать о чем-то еще. О чем-то, что не имеет отношения… О боже, — у нее перехватило дыхание. Приступ тревоги словно тисками сжал ее грудь. Согнувшись, она ловила воздух ртом. — Не могу дышать. Не могу.

— Нет, можете. Но если вы будете дышать вот так, то скоро потеряете сознание. Не думаете же вы, что я потащу вас до дома? Ну-ка, разогнитесь, — сжав Рис за плечи, он заставил ее выпрямиться. — Дышите спокойней.

— Ладно, — теперь она смотрела ему прямо в глаза. Золотистый ободок окружал зрачки и радужную оболочку. Может, именно поэтому взгляд Броуди казался таким выразительным.

— Продолжайте готовить креветки.

— Что?!

— Продолжайте готовить креветки.

Быстрый переход
Мы в Instagram