Изменить размер шрифта - +

Туманная фигура улыбалась и протягивала руки.

Лицо ее было лицом женщины, нашедшей любовь и с нею весь мир.

Она все ближе и ближе подплывала к Хиту, и землянин протянул руки, чтобы коснуться ее.

Мгновение – и она исчезла.

Хит упал на перила и долго оставался в таком положении. В нем теперь не было бога, не было силы.

Он был, как пламя, внезапно вспыхнувшее и умершее в осыпающемся пепле. Глаза его были закрыты, из-под ресниц бежали слезы.

В сырой темноте комнаты никто не шевелился.

– Я не смог идти дальше в Лунный Огонь, – сказал Хит.

Через некоторое время он заставил себя выпрямиться и пошел к крыльцу, держась за перила и ощупывая путь, как это делает слепой. Он спустился по четырем ступеням на подгибающихся ногах, и грязь тропы обдала теплом его лодыжки. Он прошел между рядами плетеных и обмазанных грязью хижин – сломанное чучело человека, бредущее в ночи чуждого мира.

Он свернул на тропу, ведущую в гавань. Его ноги поскользнулись в глубокой грязи, и он упал лицом вниз.

Он попытался встать, но это ему не удалось, и он остался лежать, все глубже погружаясь в черную, липкую грязь. Маленький дракон сидел на его плече, клевал его, кричал, но Хит не слышал.

Он не знал, что через несколько секунд чужак с Высоких Плато поднял его из грязи – его и дракона – и понес вниз, к темнеющему морю.

 

 

Глава 2

 

ИЗУМРУДНЫЙ ПАРУС

 

Женский голос произнес:

– Дай мне чашку.

Хит почувствовал, что его голову подняли, а затем в его глотку полилась огненная жидкость с резким вкусом венерианского кофе. Он проснулся, как всегда борясь со страхом и реальностью, судорожно вздохнул и открыл глаза, Он лежал на собственной койке, в своей кабине, на борту “Этны”. Напротив него сидел на резном сундучке высокий венерианец, наклонив голову под низкой красной аркой палубы. Рядом с Хитом стояла женщина и глядела на него.

Все еще была ночь; грязь, облепившая тело Хита, была еще влажной. “Как видно, они быстро работали,подумал он, – доставляя его сюда”.

Маленький дракон улегся на своем насесте – на плече Хита и, вытянув чешуйчатую шею, следил за посетителями.

– Теперь ты можешь разговаривать? – спросил незнакомец.

Хит пожал плечами. Он внимательно рассматривал женщину. Она была высока, но не слишком, молода, но не слишком. Тело ее было таким же, как у всякой женщины этого типа, широкоплечее и длинноногое, и она свободно и красиво двигалась. Одета она была в короткую тунику из шелка бессмертного паука, очень подходящую к ее мягким и кудрявым волосам, падавшим на спину,блестящее чистое серебро с легким намеком на цвет.

Лицо ее было из тех, какие мужчины не скоро забывают. Щедро вылепленное природой, оно было создано для выражения прекрасных женских чувств. Но с ним что-то случилось: появилось выражение одновременно злобное, горькое и унылое, взгляд был потерянным и испуганным.

Хит смутно вспомнил день, когда ему захотелось бы решить загадку этого противоречивого лица. Далекий день, еще до появления Этны.

Он спросил, обращаясь к обоим:

– Кто вы и что вам от меня надо?

Затем он уставился прямо на мужчину со странным взглядом, выражая к нему черную ненависть.

– Мало ты издевался надо мной у Карлуны.

– Я только хотел увериться в тебе, – возразил незнакомец. – Убедиться, что ты не солгал насчет Лунного Огня.

Он наклонился вперед, сузив глаза и сверля ими Хита. Он сидел напряженно, тело его изогнулось как лук. При свете фонаря его красивое лицо со шрамами слегка подергивалось.

“Мужик спешит, – подумал Хит, – что-то ему поджаривает бока”.

– А что тебе до этого? – спросил он.

Быстрый переход
Мы в Instagram