Loading...
Изменить размер шрифта - +
 — Хорошо поднимает тонус.

Все, что делает Макс, надо принимать как явление природы. Остановить нельзя, можно только спрятаться.

За окном узкий проулок, мощенный камнем. На уличном подоконнике ящики с цветами, из-за них почти ничего не видно, только тесный тротуар, на который ухитрилась въехать одним колесом машина. Пока неосторожный хозяин не уберет свой драндулет, дорога для остальных перекрыта.

Голос официантки вывел меня из задумчивости.

— Что-нибудь еще? — перевел мне Макс ее вопрос.

— Нет, спасибо, — поторопилась я ответить.

— Я знал, что тебе чай понравится. — Макс выглядел довольным.

Тосты, джем, сыр, творог. Моя мама пришла бы в восторг от такого завтрака.

— Мне не нравится, когда ты у меня из-под носа уводишь фотоаппарат, — буркнула я, придвигая чашку. Предпочитаю на завтрак кофе.

— Я решил сбросить снимки на компьютер, пока ты все не поудаляла.

— Не поверишь! У меня были точно такие же мысли, — мило улыбнулась я. Приятно жить с любимым на одной волне, желания чаще всего совпадают. — Фотоаппарат отдай!

— Он в номере. — Соврал и глазом не моргнул.

Я густо намазала джем на хлеб и, нагло глядя Максу в глаза, откусила большой кусок.

— Что качаешь? — Мне очень хотелось поймать любимого на противоречии — если он что-то качает, то не может перекинуть фотки.

— Фильм о вампирах.

Как трогательно!

Я поправила расползающийся джем, открыла рот да так и застыла.

За окном стоял вампир. Я не услышала, как уехала машина, но теперь на ее месте стоял высокий бледный парень. Волосы над низким лбом торчат вверх. Широко расставленные темные глаза, густые брови, прямая линия небольшого носа. Джинсы, рубашка в клеточку, глупые ковбойские сапоги. Почувствовав мой взгляд, парень опустил сложенные на груди руки и медленно пошел вверх по улице. Как только он отвернулся, я почувствовала текущее по руке варенье с тоста.

— Макс… — прошептала я.

Любимый отобрал у меня бутерброд, вытер салфеткой испачканное запястье.

— Это Пайер, — сказал он, как будто утреннее общение с вампирами для него в порядке вещей. — Был здесь такой композитор. Из местных. Лет двести назад. Этот, видимо, родственник или однофамилец. Он зашел, пока тебя не было. Мы поболтали.

— Поболтали… — Я отпила чай. С чабрецом, говорите? Ну-ну…

— Он расспрашивал о тебе. Приехал из Вены. Хочет с тобой встретиться.

— Зачем?

Макс переложил лишнее варенье с тоста в творог и поставил мисочку ближе ко мне.

— Я велел ему здесь не появляться.

Я машинально взяла ложку. Ну вот, все настроение испортил! Мне сейчас только вампиров не хватает!

— В Париже было то же самое!

Есть я теперь точно не смогу!

— Помнишь, в Римском квартале? Тот вампир! Он еще долго за нами шел!

— Он просто смотрел на тебя. Ты же у нас теперь знаменитость!

Я закатила глаза.

— Тебе удалось остановить Эдгара, благодаря тебе не началась война между вампирами и людьми. Всем хочется увидеть своего героя.

— Не начинай! — Я принялась переставлять тарелки на столе. И почему это все должно было произойти именно сегодня? — Мы всего лишь спасали свою жизнь.

— Об этом надо либо написать книгу воспоминаний и напечатать ее миллионным тиражом, либо каждому приходящему повторять одно и то же. Выйдет тот же миллион. — Невозмутимость — это кредо Макса. И сейчас оно меня начинало бесить.

— Вампиров так много?

— Иногда полезно кое-что делать про запас.

Быстрый переход