Loading...
Изменить размер шрифта - +
Твой брак оказался под угрозой – вот почему твоя магия вмешалась в события. Ведь они свились в такой запутанный клубок!

– Я, Ваше Величество... я не могу поверить... – Бинк был ошеломлен. – Не могу поверить, что мой талант... Выходит, он повлиял на само происхождение магии?..

– Этот процесс, Бинк, называется обратной связью. И на него очень сильно влияет первопричина. Но будь это даже не так, твой талант мог предвидеть цепочку событий и так их повернуть, что магия неизбежно возвратилась бы так или иначе. Подобно тому, как пущенная в воздух стрела обязательно возвращается обратно на землю.

– Но ведь когда мы сражались с созвездиями, стрелы Честера вовсе не...

Король покачал головой.

– Забудь об этой неудачной, об этой печальной аналогии. Больше я не стану надоедать тебе моим старым манденийским опытом. Я удовлетворен результатами твоих поисков. Да и ты, думаю, тоже. Подозреваю, что если бы Демона освободил кто‑то другой, X(A/N)th не вернулся бы к нам. В данный момент это – чисто академическая проблема... А тебе следует подыскать другую работу. Но не будем торопиться! Отправляйся домой – к жене и сыну.

– Сыну?!

– Я разве забыл сказать тебе?.. На рассвете ты стал отцом ребенка с магическим талантом Волшебника. Вероятно, со временем он сменит на троне меня. Полагаю, что талант младенца и есть подарок, сделанный тебе Демоном. И, возможно, еще одна причина, почему твой собственный талант сумел помочь тебе благополучно завершить путешествие.

– А какой у ребенка талант? – нетерпеливо спросил Бинк – у него буквально кружилась голова. Подумать только – его собственный сын Волшебник от рождения!

– О, не буду рассказывать, чтобы не испортить сюрприза! Иди домой и взгляни сам! – Король дружески похлопал его по плечу. – Теперь тебе дома никогда не будет скучно!..

Более или менее в себя Бинк пришел уже на пути к дому. Таланты в Ксанте никогда не повторялись (разве что среди демонов), поэтому его сын не мог трансформировать живые существа, как Трент, управлять грозами, как предыдущий Король, адаптировать магию, как Король Ругна, или создавать иллюзии, как Королева Ирис. Но в чем же состоит его талант, проявившийся тут же, после рождения ребенка?

Когда он приблизился к дому, что стоял на границе с дворцовыми землями, и ощутил идущий от него слабый остаточный запах сыра, мысли вернулись к жене. Он покинул ее всего неделю назад, но казалось, будто прошел год. Сейчас она – в «нормальной» фазе, которую он любил больше всего, – Хэмели была с обычной внешностью и рядовым умом. Их тревоги о будущем ребенка остались позади – мальчик не родился ни переменчивой личностью, как мать, или без видимого таланта, какой был у Бинка. А его чувства к жене выдержали самое суровое испытание – любовным зельем и почти постоянным присутствием столь желанной нимфы, какой была Перл. У него прямо‑таки камень с души свалился, когда Кромби сказал, что она ему нравится... Хотя, конечно, и тут мог постараться его талант... Но что бы ни было на самом деле, Бинк теперь знал, как сильно он любит Хэмели. А ведь он мог никогда этого не узнать, не переживи он такие приключения. Так что Король прав – он...

Кто‑то вышел из его дома, отбрасывая тройную тень от трех лун. Женщина была прекрасна! Радостно вскрикнув, Бинк бросился ей навстречу, обнял и... увидел, что это – не Хэмели.

– Милли! – воскликнул он, торопливо разжав объятия; да, она была феноменально привлекательна, но Бинку нужна была только Хэмели. – Милли! Что ты здесь делаешь?

– Ухаживаю за твоей женой, Бинк. Знаешь, мне нравится быть няней! Особенно у столь важной персоны.

– Важной персоны? Моя жена – важная персона?!

– Так ты ничего не знаешь? Я – о сыне! Он разговаривает с чем угодно! – восторженно выпалила Милли.

Быстрый переход