Изменить размер шрифта - +

     Здесь,   в   Сен-Дени,  мы  и  начнем  листать  темную  летопись  этого
удивительного  царствования,  которое,  по  словам поэта, "прошло под знаком
двух  загадочных  призраков  - старика и пастушки" - и оставило в наследство
потомкам  лишь  карточную  игру,  этот  насмешливый  и горький символ вечной
шаткости империй и удела человеческого.
     В  этой  книге читатель найдет немного светлых, радостных страниц, зато
слишком  многие  будут  нести на себе красные следы крови и черные - смерти.
Ибо  богу  угодно было, чтобы все на свете окрашивалось в эти цвета, так что
он  даже  превратил  их в самый символ человеческой жизни, сделав ее девизом
слова: "Невинность, страсти и смерть".
     А  теперь откроем нашу книгу, как бог открывает книгу жизни, на светлых
ее страницах: страницы кроваво-красные и черные ожидают нас впереди.


                                  Глава I

     Двадцатого  августа  1389  года,  в воскресенье, к дороге из Сен-Дени в
Париж  с  самого  раннего  утра  стали  стекаться  толпы  людей. В этот день
принцесса  Изабелла,  дочь герцога Этьена Баварского и жена короля Карла VI,
впервые  в  звании  королевы Франции совершала торжественный въезд в столицу
королевства.
     В  оправдание всеобщего любопытства надо сказать, что об этой принцессе
рассказывали  вещи  необыкновенные:  говорили, что уже при первом свидании с
нею  - было это в пятницу 15 июля 1385 года - король в нее страстно влюбился
и  с  большой  неохотой  согласился  со  своим  дядей, герцогом Бургундским,
отложить приготовления к свадьбе до понедельника.
     Впрочем,  на  этот  брачный  союз  в  королевстве  смотрели  с  великой
надеждой;  известно  было, что, умирая, король Карл V изъявил желание, чтобы
сын  его  заключил  брак с баварской принцессой, дабы тем самым сравняться с
английским  королем  Ричардом,  женившимся  на  сестре  германского  короля.
Вспыхнувшая  страсть  юного  принца как нельзя более отвечала последней воле
его   отца;   к   тому   же   придворные   матроны,  осматривавшие  невесту,
удостоверили,  что  она  способна  дать  короне  наследника, и рождение сына
спустя  год  после  свадьбы лишь подтвердило их многоопытность. Не обошлось,
разумеется,  и без зловещих прорицателей, каковые находятся в начале всякого
царствования:   они   пророчили  недоброе,  поскольку  пятница  -  день  для
сватовства   неподходящий.   Однако   ничто  пока  еще  не  подтверждало  их
предсказаний,  и голоса этих людей, осмелься они говорить вслух, потонули бы
в  радостных  криках, которые в день, коим мы начинаем наш рассказ, невольно
рвались из тысячи уст.
     Поскольку  главные  действующие  лица  этой  исторической  хроники - по
праву  рождения  или  по  своему  положению  при  дворе - находились рядом с
королевой  или  следовали  в  ее  свите, мы, с позволения читателя, двинемся
сейчас  вместе  с  торжественным  кортежем,  уже  готовым тронуться в путь и
ожидающим  только герцога Людовика Туренского, брата короля, которого заботы
о   своем  туалете,  говорили  одни,  или  ночь  любви,  утверждали  другие,
задержали  уже  на  целых  полчаса.
Быстрый переход
Мы в Instagram