Loading...
Изменить размер шрифта - +
Но как же быть с теми бедняками, которые живут на улицах Мухаары, с крестьянами и фермерами, полностью зависящими от благорасположения своих господ? И как быть с Чэйсули - какое место отвел им Шейн?

Он сжал ее плечи.

- Не говори мне об этих оборотнях. Они - демоны. Мой дядя истребит их всех и избавит Хомейну от их черного чародейства.

- Откуда ты знаешь, что они демоны? - спросила девушка, впрочем, спор она начала вовсе не потому, что была убеждена в не правоте принца, а просто из чувства справедливости. - Как ты можешь говорить такое, если никогда не видел ни одного из них?

Лицо Кэриллона внезапно приобрело жесткое, холодное и отчужденное выражение: тот веселый спокойный молодой человек, которого она знала всего несколько недель, но уже успела полюбить, словно бы исчез.

- Кэриллон… - начала Аликс почти испугано.

- Нет, - резко ответил он, отпустив ее плечи, - Мне вовсе не нужно видеть демонов, чтобы знать об их существовании. Они и весь их род - прокляты, им нет места на этой земле. Они вне закона.

- По воле твоего дяди!

- Да! - выкрикнул он, - Это расплата за деяния, требовавшие наказания. Во имя богов, девочка, разве не Чэйсули похитили дочь короля, мою двоюродную сестру, разве не они начали междоусобицы в этой стране?!

- Хэйл не похищал Линдир! - крикнула Аликс, - Она ушла по своей воле!

Он не отодвинулся от нее, но словно внутренне отстранился. Внезапно она увидела перед собой не просто разгневанного молодого человека, а принца, и принца, вовсе не склонного сдерживать свои чувства.

- С такой легкостью признаешь, что ты всего лишь необразованная деревенская девчонка, - холодно начал он, - и после этого еще пытаешься давать мне уроки истории моего Дома! И по какому же праву? Кто тебе вбил это в голову, позволь спросить?

Ее руки сами собой сжались в кулаки:

- Мой отец был мастером оружия при дворе Мухаара Шейна тридцать лет. Он жил в Хомейне-Мухаар и часто говорил с Мухааром. Он был там, когда Линдир ушла с Чэйсули, которого любила, и когда Шейн призывал проклятья на их народ, поставив их вне закона. Он был там, когда Мухаар начал войну!

На скулах принца заиграли желваки:

- То, что он говорит - измена.

- То, что он говорит - правда! - Аликс отпрянула от него и пошла прочь, раздвигая стебли травы. Она остановилась только затем, чтобы вытащить колючку из босой ступни. Ее туфли, вспомнила она с каким-то угрюмым удовлетворением, остались там, где был начат этот разговор.

- Аликс… - начал Кэриллон.

- О боги, Кэриллон, да ведь саму эту страну создали Чэйсули! - резко бросила она, не оборачиваясь. - Ты что, думаешь, что им нужно это истребление?

Это деяние Шейна, не их.

- Причина была достаточно веской.

Аликс вздохнула и поставила оцарапанную ногу на землю. Они уставились друг на друга, несколько бесконечных мгновений не говоря ни слова, оба понимали, что их дружба оказалась в эти мгновения под угрозой. Аликс ждала, что Кэриллон сейчас прикажет ей уходить.

Рука Кэриллона легла на рукоять меча, пальцы гладили сверкающий рубин-кабошон, оправленный в золото. Он молчал в раздумье - ни гнева, ни холодного презрения которого она ожидала от принца.

Наконец, он вздохнул:

- Девочка, хотя мой дядя и прислушивался к твоему отцу, Торрин все же не знал всего. Он просто не мог знать всего о том, как началась война. Всего не знаю и я. Я лишь недавно стал наследником, и Шейн обращается со мной почти как с ребенком. Если ты согласна слушать, я расскажу тебе, что знаю обо всем этом.

Она было открыла рот, чтобы ответить, но их разговор прервал третий голос:

- Нет, мой славненький господинчик. Позволь сказать слово тому, кто пережил истребление, затеянное Шейном.

Аликс резко обернулась: на границе леса стоял человек в кожаных облегающих штанах и охотничьей куртке - смуглый, с волосами цвета воронова крыла.

Быстрый переход