Loading...
Изменить размер шрифта - +

Мгновение девушка смотрела на него в растерянности, совершенно ошеломленная, потом ее глаза расширились: она заметила массивные золотые браслеты на его руках. Ряд ом с человеком стоял серебристо-серый волк.

- Кэриллон! - отшатнувшись, вскрикнула она. Лязгнул меч Кэриллона - и мгновенно серебряной стрелой пролетел мимо нее волк, Зубы его сомкнулись на запястье принца.

Аликс повернулась и бросилась прочь, но незнакомец оказался быстрее: он схватил ее за плечи и повернул к себе. Она взглянула в его смуглое смеющееся лицо - в желтые глаза…

Глаза зверя! беззвучно закричало что-то внутри нее.

- Ну же, мэйха, не рвись ты так, - сказал незнакомец, ухмыляясь. В его левом ухе поблескивала золотая серьга, казавшаяся еще ярче в темной массе волос. Мягкая кожаная куртка-безрукавка оставляла открытыми загорелые руки.

- Только что ты отстаивала мой народ, мэйха, неужели твои взгляды так быстро изменяются?

Она замерла в его руках, похолодев от страха, неотрывно глядя в это узкое точеное лицо с острыми по-птичьи чертами:

- Ты - Чэйсули!…

- Верно, - согласился он. - Меня зовут Финн. Когда я услышал, как ты защищаешь мой народ перед наследником того, кто едва не уничтожил нас, я не смог допустить, чтобы этот маленький господинчик тебя переубедил. Слишком многие не хотят знать правды, - он снова усмехнулся, - Я расскажу тебе, мэйха, что произошло на самом деле, почему Шейн проклял нас и поставил вне закона.

- Оборотень! Демон! - яростно выкрикнул Кэриллон.

Аликс рванулась из рук Финна, пытаясь обернуться, чтобы увидеть принца, внезапно испугавшись, что его рана опасна. Молодой человек приподнялся на локте, прижав прокушенную руку к груди, лицо его горело гневом. Подле него спокойно сидел большой серебристо-серый волк. Аликс не сомневалась в том, что зверь, несмотря на кажущееся спокойствие.

Руки Чэйсули крепче сжали Аликс - она невольно поморщилась от боли.

- Нет, мой господинчик, я не демон. Я такой же человек, как и вы, только нас боги любят больше. Разумеется. А если ты собираешься и дальше называть нас отродьем демонов и говорить, что мы служим богу преисподней, то лучше посмотри сперва на своего любезного дядюшку, Мухаара Хомейны. Это он объявил нам кумаалин, а не мы ему, - в голосе Финна зазвучало презрение пополам с ненавистью, заставившее Аликс содрогнуться. - Ты заставляешь меня думать, что и в этом решил стать его наследником.

Кровь бросилась Кэриллону в лицо, он дернулся, пытаясь приподняться, но волк, прищурив янтарные глаза, еле заметно пошевелился, и это неуловимое движение заставило принца передумать. Аликс видела, что его лицо исказили боль и отчаянье.

- Пусти меня к нему!

- К нему? - Чэйсули расхохотался, - Ты, значит, его мэйха? А я-то хотел сделать тебя своей…

Лицо девушки застыло:

- Я никому не любовница, если ваше варварское слово означает это.

- Это Древний Язык, мэйха, дар старых богов. Когда-то Древний Язык был единственным языком этой земли, - его дыхание щекотало ей ухо. - Я научу тебя…

- Пусти меня!

- Вот те раз! Я только что заполучил тебя - а ты хочешь, чтобы мы тут же и расстались?

- Отпусти ее, - резко приказал Кэриллон.

Финн весело рассмеялся:

- Малютка принц приказывает - мне! Ты не у себя во дворце, и лучше бы тебе вспомнить об этом. Чэйсули, мой молодой господин, более не признают ни законов Мухаара, ни его желаний. Объявив кумаалин, Шейн одним ударом перечеркнул нашу преданность Мухаару и его крови, - он резко оборвал смех. - Быть может, теперь, когда его наследник в наших руках, он вернет нам свое благоволение - хотя бы отчасти… как ты думаешь?

- Ну что ж, я в твоих руках, - прорычал Кэриллон. - Но отпусти Аликс!

Чэйсули снова рассмеялся:

- Но я-то пришел как раз за женщиной, дружок.

Быстрый переход