Loading...
Загрузка...

Изменить размер шрифта - +
Не сегодня. И никогда.
Он взглянул на свои часы с Микки Маусом. Пора проверить, засели ли негодяи в сарае. Пора сделать бросок. Пора начинать шоу.
«Макс» нашел план сарая, начерченный лет пятьдесят назад, задокументированный в компьютеризованных отчетах графства и с тех пор

хранившийся… Где?
План в конце концов оказался в старом шкафу с документами в подвале управления землеустройства. Все достаточно ясно: кроме переднего

входа, имелся еще один, маленький и узкий, на западной стороне, скрытый за колючим голым кустом. Только только чтобы втиснуться.
Савич оглянулся, махнул пистолетом троим агентам, выглядывавшим из за угла: сигнал оставаться на месте, – лег на живот, осторожно

приоткрыл низкую дверь и пополз, опираясь на локти.
В сарае царил странный полумрак, словно на улице уже спускались сумерки. Пылинки водили хороводы в кинжально узких лучах,

пробивавшихся из верхних окошечек, где от стекол остались только торчавшие в рамах осколки. Савич немного полежал, дожидаясь, пока

привыкнут глаза, и увидел разбросанные повсюду вязанки сена, такие древние, что казались окаменевшими, останки ржавых механизмов и

две потрескавшиеся деревянные колоды.
И тут он заметил ее. В дальнем углу находилась еще одна дверь, не более чем в двадцати футах справа от двойных передних дверей сарая.

Должно быть, кладовка, которая не была показана на плане. Савич различил силуэт «хонды», которую загнали в дальний угол. Братья, вне

всякого сомнения, засели в кладовой. А Донни и Роб Артуры? Пожалуйста, Господи, пусть они будут живы!
Он должен знать точно, кто где находится, прежде чем звать остальных агентов. Все спокойно. Мертвенно спокойно.
Савич поднялся и, пригнувшись, водя дулом пистолета из стороны в сторону, побежал к кладовой. Легко. Бесшумно. Даже дыхание не

сбилось. Оставалось только прижаться ухом к полусгнившей двери.
Оттуда раздавался мужской голос, сильный и чистый. И очень рассерженный:
– Слушайте, вы, маленькие ублюдки, настало время ступить в круг! Вурдалаки голодны и хотят вас. Они велели мне поспешить. Желают

искромсать вас своими ножами и топорами: видите ли, им это нравится. Только на этот раз они сунут вас в свои дорожные сумки и улетят.

Черт, может, вы в конце концов и окажетесь на Таити, кто знает. Раньше они никогда этого не делали. Впрочем, нам наплевать. А вот и

Вурдалаки!
И он рассмеялся – молодым, звонким, высоким смехом, смехом счастливого безумца. Смехом, от которого в жилах Савича заледенела кровь.

Ему вторил другой голос, на этот раз гораздо более низкий:
– Да, почти готовы для Вурдалаков. Нельзя же их оставить с носом, верно? Шевелитесь, маленькие ублюдки!
Топот ног, крики не помнящих себя мальчишек, проклятия и удары… Именно в этот момент Диллон заметил огромный, криво нарисованный

черный круг на расчищенной части провалившегося деревянного пола.
Время «Ч». И нет ни минуты, ни секунды, чтобы позвать остальных.
Савич едва успел спрятаться за вязанкой почерневшего сена, прежде чем появился один из братьев, толкавший перед собой бледного

измученного мальчишку, исхудавшего до того, что сваливались грязные штаны. Это был Донни Артур. За ним притащили второго,

четырнадцатилетнего Роба Артура. До сих пор Савичу не доводилось видеть такого ужаса на лицах подростков. Если он окликнет Таттлов

сейчас, они мгновенно используют мальчишек вместо щитов. Нет, лучше подождать. Но что это за идиотская болтовня о вурдалаках?
Братья пинками загнали подростков в центр круга.
– Попробуйте пошевелиться – и я выну нож и пробью одному из вас ногу.
Быстрый переход
Мы в Instagram