Loading...
Загрузка...

Изменить размер шрифта - +
Пустой рукав

черной змеей вился по полу.
Но Лили не верила, что Тамми мертва.
Тяжело дыша, она подбежала к безумной. Прицелилась. И не помня себя пустила последнюю пулю ей в голову. Тело Тамми судорожно

дернулось. Лили снова попыталась выстрелить, но услышала щелчок. Патроны кончились. Но Тамми все еще жила. Глаза словно прожигали

Лили насквозь, и та не могла остановиться. Она, как автомат, все спускала и спускала курок.
Тишину нарушали только глухие щелчки.
Тамми, залитая кровью, лежала на спине, сжимая кулак. Даже горло было разорвано пулей. Лили истратила на нее все шесть пуль.
Лили бросилась на колени и прижала пальцы к липкой от крови шее Тамми.
Пульса не было.
Но глаза по прежнему смотрели на Лили.
В самую ее душу.
Тамми все еще была здесь.
Все еще цеплялась за все, чем жила.
Губы шевелились, хотя с них не слетало ни звука.
Медленно, до ужаса медленно из глаз уходила жизнь.
Безумие покидало их.
Безумие и неистовство.
Больше она ничего не видела.
Молчание было почти непереносимым.
Лили подняла голову, но Вурдалаки ушли.
Ушли вместе с Тамми.

Глава 30


Вашингтон

Эксперты ФБР обшарили каждый дюйм сарая у Плам Ривер в штате Мэриленд.
Они нашли множество конфетных оберток, не менее трех дюжин, и больше ничего: ни одежды, ни спальника, ни тюфяка – словом, ни

малейшегопризнака того, что Тамми Таттл вообще была здесь.
И никаких следов Мэрилин Уолруски.
– Она мертва, – твердил Савич, и Шерлок каждый раз сжималась от жалости, слыша его виноватый голос.
– Когда речь идет об этой семье, ни в чем нельзя быть уверенным, – деловито отвечала она, но все же придвигалась ближе и клала руку

на плечо мужа.

Два дня спустя

Снег перестал идти только к концу дня. Вашингтон был окутан девственно белым покрывалом. С неба подмигивало ослепительно яркое

солнце. Люди, как обычно, занимались своими делами, почти не уделив внимания сообщению национального телевидения, газет и журналов о

гибели неуловимой убийцы психопатки Тамми Таттл в заброшенном сарае на берегу реки.
Лили вошла в гостиную с чашкой дымящегося чая в руке.
– Я позвонила агенту Кларку Хойту в Юрику. Прямо домой, поскольку сегодня воскресенье. Просто не могла больше ждать. Меня так и

подмывало все ему рассказать. Благослови его Господь, он смиренно выслушал все мои излияния. Сказал, что Гемлок Бей так и бурлит

сплетнями насчет Элкотта и Шарлотты. Мэр, городской совет w  местная методистская церковь созвали собрания и планируют торжественную

заупокойную службу. Никто не желает особенно копаться в подробностях их смерти, но возможно, что душераздирающие подробности далеко

превзошли правду: злые языки – всегда злые языки, даже в этой глуши. – Помолчав минуту, Лили добавила: – Я также позвонила Теннисону.

Он очень расстроен. Ему трудно смириться с тем, что они творили, как ловко использовали его, вернее – нас обоих, для достижения своих

гнусных целей. Теперь он знает, что его родители все это время тайком давали мне депрессанты и именно по их приказу мне перерезали

тормозные шланги.
– Но откуда они узнали, что ты поедешь в Ферндейл? – удивилась Шерлок.
– Оказывается, Теннисон позвонил им из Чикаго и случайно упомянул о том, что просил меня отвезти в Ферндейл слайды. Мне очень его

жаль, но не понимаю, как он мог быть настолько слеп, чтобы не разобраться в собственных родителях.
– Но они ведь и тебя одурачили, – возразил Савич. – Пойми, никому не хочется видеть зло в родных людях, никто не желает признать, что

оно существует.
Быстрый переход
Мы в Instagram