Loading...
Загрузка...

Изменить размер шрифта - +
Растерявшаяся Сара смотрела, как мигает лампочка, оповещающая о том, что машина «зажевала» бумагу. Сара позвонила Хэйден.
– Этот динозавр когда-нибудь «зажевывал» у тебя бумагу?
– Он «зажевал»? Как же тебе повезло!
– Повезло?
Голос подруги завибрировал чувственными модуляциями.
– Ты должна позвонить Саймону...
– У меня нет времени ждать техника.
– Ты не поняла. Ты должна позвонить Саймону Нортропу.
– Ты имеешь в виду мистера Нортропа?
Только Хэйден могло прийти в голову предложить позвонить вице-президенту компании по такому поводу. Но что с нее взять, если мужчины относились к Хэйден несколько иначе, чем к большинству остального женского населения земли.
– Я иногда специально засовываю в ксерокс скрепки, чтобы только он сломался и я полу-чила возможность увидеть, как Саймон наклоняется над ним.
– Хэйден, ты больна.
– Ты перестанешь так думать, когда увидишь, как натягиваются на его бедрах брюки.
Голос Хэйден в телефонной трубке прозвучал так громко, что Сара испуганно оглянулась, чтобы убедиться, что за ее спиной никто не стоит и не слышит это безобразие.
– Я не могу беспокоить мистера Нортропа по такому поводу. Кроме того, он наверняка вышел на ленч.
– Он никогда не выходит на ленч так рано.
– Я постараюсь справиться сама. Да, я пригласила Мисси присоединиться к нам, поэтому не уходи. Пока! – Сара поспешно отключилась, чтобы не слушать протесты Хэйден.
Открыв боковую дверцу допотопного агрегата, Сара в задумчивости уставилась на его внутренности. Она увидела место, где застряла бумага, и попыталась добраться до него, но лишь испачкала рукав блузки. Если до места неполадки не добраться ни сверху, ни сбоку, то придется отодвигать аппарат от стены, чтобы попытаться сделать это сзади. Или же...
– Снова застряла бумага? – Сара обернулась и увидела высокого мужчину в очках в мод-ной металлической оправе. – Я каждый раз удивляюсь, почему мы еще не выбросили эту маши-ну.
Саймон Нортроп!
Конечно, Сара видела его и раньше, но они никогда не разговаривали. Он всегда выглядел несколько отстраненным и даже надменным, но сейчас улыбался вполне дружелюбно.
– Да... Он... э-э... «зажевал» бумагу. – Отлично, Сара! Просто отлично!
– Позвольте, я взгляну. – Саймон Нортроп начал расстегивать пуговицы на манжетах сво-ей ослепительно белой рубашки.
Наверняка сшита на заказ, подумала Сара, хотя, по правде говоря, никогда в жизни не ви-дела мужских рубашек, сшитых на заказ.
– Это старый боевой конь, – кивнул Саймон на копировальную машину, – поэтому, я ду-маю, мы простим ему его маленький каприз.
Сара подумала, что может слушать, как он говорит, целый день. Поскольку она была зна-кома с личными делами сотрудников, то знала, что Саймон Нортроп родился в Бостоне, но учился в Англии. Отсюда и этот легкий акцент, и немного чопорный подбор слов, и слишком правильное построение предложений. Его речь особенно выделялась на фоне местного тягучего техасского выговора с огромным количеством сленговых словечек. Контраст был, несомненно, в пользу Саймона. Сара начинала понимать, почему Хэйден говорит о нем с таким придыханием.
Закатывая рукава рубашки, он поинтересовался:
– Вы новенькая? Или временная сотрудница?
Сара стиснула зубы, чтобы сдержать стон разочарования. Неужели она действительно та-кая незапоминающаяся?
– Хотя, постойте. Я видел вас раньше. – Саймон окинул ее внимательным взглядом, слегка откинув голову назад.
– Меня зовут Сара Липтон. Я работаю в отделе заработной платы. Наш ксерокс сломался, а мне нужно было срочно размножить эти документы.
– Что ж, посмотрим, что здесь можно сделать.
Быстрый переход
Мы в Instagram