Loading...
Изменить размер шрифта - +

    Уведя коней за ближайшую ель, ведун сломал ветку лапника, вернулся, засыпал дорожку, тщательно разметал слипшиеся комья, время от времени постукивая по сосне и стряхивая белые хлопья с ее кроны. Отступил, критически окинул взглядом получившуюся картину. Следы небольшого конного отряда шли вдоль макушки, заманивая возможных преследователей вниз по течению. Наст близ упавшего дерева был поврежден - но ведь девственную снежную равнину могла разрушить и крона сосны, с которой осыпался весь иней. Раз осыпался - значит, упала недавно. Маскировка не идеальная - но если внимательно к рухнувшей лесине не приглядываться, то сойдет. Авось до ближайшего снегопада никто неровным сугробом не заинтересуется.

    В безветренном лесу, заросшем густыми елями, наносы поднимались почти по грудь, и первый час дорогу приходилось буквально пробивать конской грудью, меняя скакунов местами каждые десять минут, благо все лошади двигались под седлами. Потом путь пошел наверх, под кроны прозрачного соснового бора. Здесь ветер утрамбовал снег в плотную массу немногим выше колена. Олег довольно быстро одолел почти две версты дороги, перевалив пологую гряду и оказавшись в неглубокой долине.

    -  Все! - спрыгнул он возле пушистой от инея рябинки, склонившейся над двумя обледенелыми валунами. - Итак, смеркается. Нужно дров приготовить и с барахлом разобраться. Ты как, Роксалана, расседлать сможешь? А я пока валежника соберу.

    -  Ладно, - вздохнула девушка, - разберусь. Иди, развлекайся.

    Разбивать лагерь в четыре руки оказалось намного проще, нежели одному. К тому времени, когда ведун натаскал достаточно объемистую кучу сухих веток, чтобы хватило на костер, его спутница успела освободить коней от поклажи и упряжи и даже догадалась связать им ноги, а сама, путаясь в длинных штанинах широких меховых шаровар, пыталась прыгать с одним из мечей:

    -  Я - Зена, королева варваров! Хуг, хаг! На колени, несчастный, не то мой верный меч пронзит тебя насквозь!

    -  Осторожнее, не порежься, деточка, - посоветовал Олег и принялся утаптывать площадку для костра. - Это мужская игрушка.

    -  Думаешь, женского ума не хватит с вашими ножичками обращаться? - тут же вскинулась Роксалана. Она пригнулась, широко расставив ноги и направив клинок вперед: - Да я не хуже тебя драться умею! У меня, может, черный пояс по карате!

    -  Да хоть по шахматам, - пожал плечами Середин, укладывая в шалашик тонкие веточки и подсовывая снизу бересту. - Ты, главное, пальцы береги. А то ведь он настоящий.

    -  Ах так?! Уау-у! - взмахнула клинком девушка. - Ты половой шовинист, Олежка! Я вызываю тебя на бой!

    -  Кто я? - не расслышал ведун.

    -  Гендерный шовинист! Угнетатель женщин! Выходи на честный бой, трус несчастный!

    -  Ну, ладно, - ухмыльнулся Олег, извлек из ножен свой клинок и встал в дуэльную позицию для фехтования на шпагах: вытянув меч вперед в правой руке. Роксалана, грозно гикнув, повторила его жест и… И ее оружие медленно опустилось, уткнувшись в снег.

    -  От, черт! - Она перехватила меч в левую руку, тряхнула правой: - Чуть плечо не вывихнула. Тяжелый.

    -  Вот именно. - Ведун снова присел к костру, достал огниво. - Для мужских игр, помимо ума, еще обычная тупая сила требуется. Так что, если твоя Зена кем-то у варваров и была, - он ехидно подмигнул спутнице, - то только не королевой.

    -  Любимым оружием Зены, между прочим, было метательное кольцо. - Девушка опять попыталась взмахнуть мечом, испуганно ойкнула, и клинок с легким шелестом упал в снег у нее за спиной.

Быстрый переход